Четвертый дракон Амели

20. След принцессы

Утром Амели была разбужена шумом в соседней со спальней комнате.

– Простите, ваше высочество, но там пришел ваш секретарь месье Маршан и требует аудиенции, – в голосе Жюли проскользнуло неодобрение – она привыкла соблюдать субординацию, и отношение Фернана к герцогине казалось ей недостаточно почтительным.

Должность секретаря показалась Амели более подходящей, чем должность пажа или камердинера (тем более, что камердинер, кажется, мог быть только у лица мужского пола).

– Требует? – зевнув, переспросила она. – Ну, что же, я сейчас выйду.

Но утренний туалет в Анагории занимал гораздо больше времени, чем в ее родном Эстене. Она не могла позволить себе выйти к гостям (даже если гостем был всего лишь Маршан!) без приличных прически и платья.

– Ваше высочество, – бросился к ней Фернан, едва она появилась на пороге гостиной, – не слишком-то вы торопились!

Жюли поджала губы, осуждая подобное поведение. Но забыла о своих манерах, стоило Маршану продолжить.

– Мне кажется, я напал на след принцессы.

– О, месье! – горничная едва не выронила из рук поднос, на котором стояли чашка чая, пирожное и тарелка с чем-то похожим на кашу – завтрак герцогини.

– Нет-нет, – Фернан предупредительно вскинул руку, – восторги пока преждевременны. Я всего лишь отыскал кончик ниточки, которая может привести нас к вашей сестре.

Амели опустилась в кресло и разрешила Маршану присесть на канапе. Жюли поставила поднос на столик. Завтракать в присутствии секретаря, возможно, было нарушением этикета, но Амели была голодна и потому проглотила немного вязкой, похожей на кашу субстанции.

– Скажите, Жюли, как зовут лакея, который сбежал с Гретой и принцессой? – спросил Фернан.

– Натанэл, – пролепетала горничная.

– Именно! – подтвердил Маршан.

Амели и Жюли непонимающе переглянулись. А Фернан, между тем, откусил огромный кусок от пирожного и сделал глоток из чашки Амели.

– Не беспокойтесь, сударыни, я сейчас всё объясню! – он доел пирожное и допил чай, ничуть не беспокоясь о своей вопиющей наглости. – Прежде всего, я подумал, что копчености, сыр и вино – не самая лучшая пища для маленькой девочки. А ничего другого в погребах нет. И ваша сестра не могла этого не понимать. Даже если они взяли с собой несколько караваев хлеба и каких-нибудь фруктов и овощей, то эти запасы должны были закончиться через несколько дней. И Грета наверняка об этом подумала. А иначе ей давно бы уже пришлось выйти с вами, Жюли, на контакт. Я, конечно, не знаю, что едят эти ваши драконы, но уверен, что маленькая дракоша на одних окороках и сыре с плесенью долго не протянет.

Жюли всхлипнула.

– Еще минутку внимания, мадам, – подмигнул ей Фернан. – Так вот – всё это привело меня к мысли, что Грета и ее кавалер перед побегом должны были на всякий случай заручиться поддержкой кого-то из слуг.

Такая мысль показалась Амели вполне здравой.

– Нет, месье! – вскрикнула Жюли. – Если бы это было так, сестра обратилась бы ко мне!

Но Маршан с ней не согласился.

– Это было бы безумием, Жюли! Наверняка, всё это время за вами следили слуги герцога и продолжают следить до сих пор. Да и как вы, не вызывая подозрений, смогли бы пойти в подвал? Нет, для этой цели Грета и Натанэл должны были выбрать кого-то, чьи походы в погреба казались бы вполне объяснимыми.

– Это должен был быть кто-то, кто работает на кухне! – сообразила Амели.

– Точно! – взглядом похвалил ее Фернан. – Повара и поварята каждый день ходят в погреб за продуктами.

– Но почти всю прислугу во дворце заменили – как раз после побега Греты, – сказала Жюли.

– Почти, но не всю, – кивнул Маршан. – Я уже несколько раз бывал на кухне – пришлось прикинуться обжорой, которому не хватает пищи на общих обедах и ужинах. Так вот – одного из поваров зовут Кадернэл, и он как раз – один из тех немногих, кто работал тут еще при прежнем короле. И если все остальные работники кухни отнеслись ко мне весьма дружелюбно, то как раз он при моем появлении всякий раз напрягается.

– Натанэл, Кадернэл, – задумчиво произнесла Амели. – Весьма похожие и необычные имена. Может быть, они – из одного региона?

– Вы не ошиблись, ваше высочество, – просиял Фернан. – Насколько я сумел узнать, это именно так! Кому, как не земляку, мог довериться Натанэл перед побегом?

– Почему же этого Кадернэла не прогнали вместе с остальными слугами? – удивилась Амели. – Наверняка, он одним из первых должен был вызвать подозрения.

Жюли могла ответить на этот вопрос:

– Его и прогнали, ваше высочество! Но быстро вернули назад. Он слишком хороший повар! Никто лучше него не умеет готовить отвар из каштанов. А вы же знаете, что для превращения в драконов членам королевской семьи нужно пить этот отвар как можно чаще. А Кадернэл и суп из каштанов варит такой, что пальчики оближешь, и каштановые пирожные печет!

Амели вспомнила пирожные с жареными каштанами, что подавали недавно на ужин, и сглотнула слюну.

– Значит, ты думаешь, что повар Кадернэл носит еду нашим беглецам? Но это же слишком опасно! Он тоже может вывести стражу на след!

– Может, – не стал спорить Фернан. – Но думаю, он просто оставляет съестное в условленном месте, а они забирают еду, только убедившись, что за ним никто не следил.

– Ты разговаривал с ним?

Маршан хмыкнул:

– Как вы себе это представляете, ваше высочество? Где я мог бы с ним поговорить? Да, я бываю на кухне, но там всегда полным-полно народа. К тому же, его наверняка не единожды допрашивали слуги герцога, и если он ничего не сказал им, то с чего бы ему открываться передо мною? Нет, ваше высочество, если уж кто и сумеет разговорить его, то только вы. Вы – названная сестра погибшего короля, и никто не усомнится, что вы действуете в интересах его дочери.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться