Четыре - число смерти

Размер шрифта: - +

Глава 5. О чем поет лезвие.

Чжень с благодарностью принял от командующего глиняную чарку. Внутри было разбавленное вино, и хотя учение запрещало юноше употреблять крепкие напитки в любом виде, Ши-Даоань много раз говорил что разбавленное вино в счет не идет. Чжень всегда думал, что учитель ошибается, но спорить с ним не решался. Вот и сейчас он сделал небольшой глоток и закрыл глаза. Приятная терпкость сперва разлилась по рту, горлу, а затем скользнула в желудок юноши. Командующий цзу Лей также отпил из своей чарки - такой же глинянной, как и посуда остальных солдат. Он смотрел на ученика монаха с улыбкой, но теплоты в этой улыбке не было. Только снисходительность, которую старшие иногда даруют младшим, если те ведут себя вежливо и учтиво. 

- Благодарю вас, господин, - вежливо кивнул Чжень. Он мог бы и поклониться командующему, но боялся что этот жест может показаться излишним. В особенностях правильного поведения оставалось множество секретов, о которых Ши-Даоань так и не потрудился рассказать. Лей в ответ тоже кивнул, сделал новый глоток и спросил у юноши: 

- Как ты себя чувствуешь, парень? 

- Достаточно хорошо, чтобы попытаться отвести вас туда, где я в последний раз видел учителя, - Чжень пытался подбирать каждое слово правильно, так, чтобы не допустить лжи. Он очень долго выбирал между формулировкой «отвести вас» и «попытаться отвести». Конечно же, это не ускользнуло от командующего цзу. Лей улыбнулся, допил вино и, наливая себе из тыквенной бутылки новое, переспросил: 

- Попытаться?

Чжень молча кивнул. Подумав, он тоже сделал новый глоток. Вино было отличным - лучшим, что юноша пробовал за свою жизнь. Командующий цзу разбавил свой напиток водой, отпил немного, скривился, и добавил еще немного вина. После чего опять спросил: 

- Даосские обеты требуют, чтобы ты говорил только правду, так? 

- Я не даос, - спокойно ответил Чжень. За мгновение, в его голове созрел новый план - увести разговор в сторону, зацепиться за тему даосов и говорить о них до того момента, как отряд выдвинется в болота. Юноша, впрочем, сразу же понял, что Лея так просто не провести. 

- Я не разбираюсь в течениях вашей секты, - пожал плечами командующий цзу. - И меня это не слишком волнует. Лучше ответь на вопрос. 

- Да, мне нельзя лгать, - Чжень позволил себе улыбнуться. - Никому нельзя, на самом деле. Но, почему-то, никого это не останавливает. 

Командующий Лей рассмеялся. Чжень сделал новый глоток вина, глядя по сторонам. Шатер, в котором они сидели, не был похож на ставку высокопоставленного офицера. Возможно, он был лишь чуть шире и больше, чем остальные шатры в лагере, но не более того. На полу лежали обыкновенные циновки, одна для Лея, и еще несколько для телохранителей и личной прислуги. В центре стоял стол, на котором лежали письма и писчие принадлежности. Рядом со столом лежала небольшая подушечка для сидения - чтобы не уставали колени. Возле стен были расставлены плетеные корзины с припасами, личными вещами и одеждой. Стойка для оружия была наверное самым дорогим, кроме самого оружия или доспехов, предметов в шатре. Искусно вырезанная из дерева, украшенная серебряной окантовкой, стойка находилась на самом видном месте в шатре. По какой-то причине, Чжень улыбнулся, когда его взгляд задержался на стоящем на стойке гуань-дао. Даже несмотря на то, что именно этим оружием юноша был ранен и теперь вынужден был привести убийц к своему учителю. 

- Так почему, парень, - Лей отсмеялся и снова обратился к своему пленнику. - Ты сказал что попытаешься нас провести? Ты разве не местный, разве плохо знаешь болото? 

- Мой учитель там, куда я никогда один не ходил, - вздохнул Чжень. - Вероятно, вы умрете вместе со мной, но не бойтесь. Это лучше, чем убить монаха и попасть за это в преисподнюю. 

- Да ты совсем безумный, - с грустью ответил командующий Лей. - Этот Ши-Даоань, видать, полностью выклевал тебе мозг своими проповедями. Ладно, допивай вино и отдыхай. Весь сегодняшний день и ночь тебе на то, чтобы восстановить силы. На рассвете мы выступим. Тебе еще нужно какое-то время полежать, чтобы рана хоть немного схватилась. А то никакое лечение не поможет, если поскачешь по болотам прямо сейчас. 

- Хорошо. Куда мне идти? 

- Оставайся здесь, у меня на виду. Так спокойнее, - Лей рукой указал на одну из циновок. Чжень с удовольствием допил вино, поднялся на ноги и развел в стороны руки. Он сделал несколько быстрых движений плечами и шеей, затем провел несколько коротких таолу и прошел на место, на которое указал хозяин шатра. Чжень сел на циновку и закрыл глаза. Он заметил, что командующий цзу с интересом наблюдал за его движениями, но это его не касалось. Таолу нужны были самому Чженю, чтобы восстановить контроль над собственным телом. После нанесенного ему поражения и всех тех манипуляций, что проводил с ним врач в смешной шапке, юноше не хватало именно этого ощущения контроля.

Командующий Лей сделал новый глоток вина и спросил: 

- Это часть твоей духовной практики, или тренировки? 

- Они неотделимы, господин, - ответил юноша. Лей усмехнулся, бросил короткий взгляд на стойку с оружием. От Чженя не укрылась та гордость, с которой командующий цзу посмотрел на гуань дао. 

- Неотделимы, значит, - тихо повторил Лей и отвернулся от ученика монаха. Юноша спросил: 

- Почему вы победили меня, как вы думаете? 

- Потому что сильнее, - пожал плечами Лей. - Опытнее. Я обучался владению оружием много лет. Дольше, чем ты живешь на свете, наверное. Клинки, копья, гэ, гуань дао. Я достиг мастерства во владении многими видами оружия, парень. 

- Оружие, - кивнул Чжень. - Теперь я понял. 

Командующий кивнул, отставил в сторону вино и пересел за письменный стол.. Он начал спокойно перечитывать лежащие там бумаги, сидя при этом так, чтобы ни малейшее движение Чженя не ускользнуло от него. 



Михаил Кулешов

Отредактировано: 22.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться