Четыре из пяти на троих

Размер шрифта: - +

Глава 23. Синие руки

22 октября 1850 года, полночь...

Как известно, днём встречаться с криминальными элементами неинтересно. Несмотря на то, что в Мартенграде уровень освещённости не зависит от времени суток, в столице Железного княжества не стали изменять традиции. Встреча со связным возможна только ночью. Вторая версия (менее интересная) связана с самим карточным клубом, где должна пройти встреча. Просто он начинает работать только с позднего вечера. Как раз ближе к полуночи наиболее активные и невезучие игроки, проиграв, разойдутся по домам, останутся только постоянные клиенты, умеющие держать язык за зубами и обладающие привычкой не лезть в чужие дела. Поэтому встреча в полночь наиболее благоприятна во всех отношениях.

Опричники размеренным шагом направлялись в карточный клуб, в тот самый, где на днях Максим удачно выиграл. Стоящий около входа вышибала, издалека заметив новых гостей, сделал приветливое лицо, приглашая пройти внутрь. Однако, как только Максим подошёл ближе, бандит опознал в нём того самого везунчика, сумевшего обыграть весьма уважаемых людей. Поразмыслив мозгами (что слабо получалось), он преградил гостям путь:

— Вам сюда нельзя. Проходите мимо, а то...

— Что "а то"? – с вызовом в голосе спросил Мартын, подаваясь вперёд на двухметрового вышибалу.

Максим придержал рукой помощника, спокойно сказав:

— Не беспокойся, я не играть. У меня встреча назначена. – Немного подумав, он добавил: – Я от Юрася.

Услышав знакомое имя, внушавшее бандиту уважение, он сделал шаг в сторону, освобождая дверь:

— Проходи, только, чур, мне не играть. А то даже Юрась тебе не поможет.

— Он уже никому не поможет, – пробормотал Максим, проходя внутрь. Вышибала этого, к счастью, не расслышал.

Мартын, заходящий после Фиалковского, со словами: "мордой не вышел" не был пропущен внутрь, а остался куковать снаружи.

— Что желает господин? – спросил администратор, когда Максим только вошёл в маленькую прихожую, где гости оставляли свою верхнюю одежду. К счастью, в этот вечер работал другой мужчина, не тот, при котором Максим крупно выиграл. Поэтому он ничего негативного высказывать не стал.

Подойдя ближе к работнику клуба, Максим тихо сказал:

— Фишки-коврижки.

— Что? – не понял администратор.

— Фишки-коврижки, – уже громче сказал опричник.

— Что это значит? Если вы хотите фишки, то, пожалуйста, могу обменять на них деньги. Коврижки... Нет, повар такое сегодня не готовит, но если вы хотите, то за отдельную плату...

Максим взялся за голову:

— Блин, как ты не понял. Это пароль! У меня здесь встреча!

Молодой администратор сразу всё понял и поднял перед собой руки:

— Извините, господин. Видимо я просто не расслышал. – Он наклонился к нижнему ящику комода, вытащив оттуда тоненькую тетрадку. Пролистав десяток страниц, он переспросил: – Какой пароль?

— Фишки-коврижки.

Работник карточного клуба вёл пальцем по рукописным строчкам, на одной из которых он остановился:

— Вам нужен связной господина Четырёхпалого? Пройдёмте, я вас проведу до комнатки, где вы сможете переговорить.

Максим сильно удивился тому, что оказывается, все сведения можно было получить и из этой тетрадки, не бегая по всему городу. Администратор провёл гостя в уютный альков, зашторенный плотной тканью. Внутри стоял кофейный столик, одна мягкое кресло и короткий диванчик, на который при большом желании можно посадить троих человек, пусть и довольно худых.

— Располагайтесь, к вам сейчас подойдут, — сказал работник, выходя за штору.

Максим плюхнулся в кресло, снял перчатки и положил их на столик. Только он закончил осматриваться, как занавеска откинулась и внутрь вошла Варвара Гончарова. Девушка, увидев, с кем предстоит разговаривать, замерла на месте, лишь отпустив тяжёлую ткань шторы, которая тут же с лёгким шорохом упала на пол.

— Присаживайтесь, мадам. — Максим указал рукой на диван напротив. Дождавшись пока она сядет, он продолжил: — Значит, вы, Варвара, и есть тот самый человек, который поддерживает связь с Четырёхпалым и может при случае его найти? Прелестно…

— Максим, я же не знала, что ты ищешь этого авантюриста. Если бы знала, то, конечно, сразу же сказала бы тебе, — начала оправдываться Варвара.

Максим прислушался к сигналам, посылаемых кольцом с азуритом. Прежде он не хотел проверять Варвару на мобильном детекторе лжи, но обстоятельства выудили его сейчас это сделать. Камень однозначно говорил о лживости слов артистки.

— Я чувствую, когда мне лгут. Можешь хоть сейчас это не делать?

— Максим, я не…

— Не нужно оправданий, — Молодой человек жёстко пресёк все попытки со стороны Гончаровой. — Чтобы немного подняться в моих глазах…



Михаил Назаров

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться