Четыре сыночка и лапочка дочка

Размер шрифта: - +

1

- Милый, ты все еще не спишь?

Андрей взглянул на вошедшую жену и тепло улыбнулся. Даже с годами Кристина не потеряла своей привлекательности, оставаясь для мужчины самой желанной женщиной.

- Да вот ностальгия вдруг напала, - Андрей кивнул на альбом, держащий руках.

Фотографии давно уже хранятся в цифровом формате, но Кристина упорно распечатывала самые красивые и запоминающиеся фото и складывала в яркие альбомы. Сейчас как никогда это пришлось кстати.

- И о чём таком ностальгируешь? – женщина наклонилась, чтоб присмотреться к картинкам, но Андрей быстро усадил жену к себе на колени и поцеловал.

- О нас, о детях, - пожал плечами мужчина, оторвавшись от родных губ.

Кристина взглянула на раскрытую страницу и улыбнулась: на изображении три невероятно похожих мальчугана склонились у коляски с новорожденными мальчиком и девочкой.

- Знаешь, что мне выдали мальчишки, когда я им сказал, что у них будет не только братик, но и сестричка? – Прошептал Андрей, касаясь губами мочки уха.

- Ты никогда не рассказывал!

- Они спросили: папа, вам что, с мамой мало нас троих?

Кристина тихо рассмеялась и прошептала, прильнув к мужу

- Пойдем спать, завтра будет сложный день.

- Я приду через несколько минут, красавица, обещаю!

- Не засиживайся, - Кристина поцеловала мужа и пошла отдыхать. Завтра действительно сложный день. Не гоже матери невесты щеголять мешками под глазами.

Андрей проводил жену взглядом и вновь уставился в альбом.

Вот он с сыновьями на рыбалке. Усмехнулся.

Тогда Илья словил самого большого карася, а Никита с Егором дулись на брата целый день. По их словам, Илья увел у них рыбину, иначе они бы точно были первыми.

Дух соперничества просматривался на всех фото, где сыновья были втроем. И лишь там, где на фотографиях появлялись младшие, старшие братья превращались в защитников и покровителей.

Андрей всмотрелся в новое фото, в разы увеличенная копия которого красовалась на стене, вдоль лестницы на второй этаж в их доме. Тройняшки в синих рубашках и темно-синих брюках, с деловым видом устроились на диванчике по обе стороны от него и Кристины.  Он в таком же наряде, что и сыновья, держал на руках годовалую девочку в ярком красном платье. В таком же, какое было на Кристине, держащую на руках годовалого мальчика, одетого в уменьшенную копию костюмов братьев.

Торжество по случаю первого дня рождения двойняшек само собой получилось с большим размахом, превратившись из планируемых милых домашних посиделок в крестины и празднование годика малышей одновременно. Кристина продумала наряды для всей семьи и антураж праздника, отчего фото того дня были необычайно яркими и сочными.

Дальше фото сменяли друг друга, вырывая из памяти воспоминания о совместных играх.

О том, как складывали конструктор, подаренный Богдану. Но складывали тогда этот конструктор все, кроме самого младшего сына. Попросту Андрею со старшими сыновьями это было в разы интереснее.

Об уроках езды на велосипеде. Тройнята с умным видом объясняли младшим, как правильно крутить педали. Это выглядело очень смешно, учитывая, что у девятилетних мальчуганов колени давно были выше руля трехколесного велосипеда.

О том, как Злата с Богданом испортили торт на день рождения старших братьев, решив попробовать настоящая ли фигурка трансформеров на самой верхушке. Кадр, где двойняшки с двух сторон откусывают руки Опитимусу Прайму бесценен. А сколько слез было у старших по этому поводу - не счесть.

О выпускном из детского сада тройнят.

О первом звонке тройнят.

О выпускном из детского сада двойняшек.

О первом звонке двойняшек.

О десятилетии двойняшек.

О выпускном из школы тройнят.

О шестнадцатилетии тройняшек.

О выпускном из школы двойнят.

Вся жизнь Андрею казалась чередой дней рождений, выпускных и милых семейных праздников.

Мужчина отложил семейный альбом и потянулся за следующим. На этот раз это оказался альбом фотографий Златы. Его маленького личного сокровища. Кристина настояла, чтоб у каждого ребенка был свой личный альбом с фото, чтоб подчеркнуть его индивидуальность. И вот только сейчас Андрей понял ценность скрупулёзной работы супруги.

Увесистый альбом, перетянутый красным бархатом с атласной лентой по низу. В рамочке фото милой девочки с папиными глазами и маминой внешностью.

- Мое золотко, - прошептал Андрей и перелистнул страницу.

Фото УЗИ. Ксерокопия. Оригинал вложили в альбом Богдану. Все же Злату не заметил ни один врач-узист, и она стала сюрпризом не только для родителей, но и для врачей. Объяснить, как можно было пропустить еще одно сердцебиение, никто не мог.

Младенец в кроватке с цифрой один, выложенной из цветов, с цифрой два, выложенной из конфет, с цифрой три, выложенной из страза. Кристина старалась запомнить каждую важную дату в жизни ее детей. Андрей провел рукой по милому личику, изображенному на фото в ярком красном платье, задувающему одну свечу на праздничном торте.

Вспомнилось, как пятилетняя дочка прибежала вся в слезах и забралась к нему на руки, сетуя, что порвала платье. Не это праздничное, другое, совсем простое, в синюю полоску, но горячо любимое. И никакие уговоры не помогали, что купят новое, что будут другие, еще лучше и краше. Пришлось зашивать дырочку на любимом наряде самому, жена тогда как раз была в отъезде. Ради любимой Златы Андрей готов был делать и не такое.

Однажды он потратил большую часть премии на громадного медведя так понравившегося дочке.

Он вообще баловал свое золотце. И хорошо, что у них родились двойняшки, ведь в таком случае совсем не получалось выделять кого-то одного из двоих. Да и еще трое старших требовали не меньше внимания, чем младшие.

И все равно Андрей любил Злату по-особенному нежно, совсем другой любовью, чем сыновей. И воспитывал он ее иначе, часто прощая то, за что сыновей отругал бы. И в то же время, запрещал то, что можно было мальчишкам.



Ирина Солнце

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться