Чип Диодоры

Размер шрифта: - +

Глава 4

Примечания:

*Индастриал – это тип пирсинга ушной раковины, который подразумевает сразу два прокола, но соединенных одной серьгой-штангой.

 

      Озадаченная Дора не смогла совладать с замешательством и, не зная как вести себя в подобной ситуации, довольно неловко пригласила президента за стол. На этот раз он не улыбался и после того, как бросил на неё короткий взгляд, сразу же уставился на витрину, за которой сверкали огни соседних вывесок.       

Расползшиеся новые волшебные ароматы, которые нахимичила Йенни, ударили в голову. Желудок Доры будто бы набился льдом, и она решила, что не выдержит такого угнетающего напряжения и потому с удивительным неприличием, максимально вежливо откланялась в рабочую каморку. Нужно было позволить лёгким набрать наконец-то воздуха и самой собраться морально.       

Как только Дора вошла, посудомойщица Маро без стеснения нырнула под дверь, чтобы посмотреть в щель:              

— Хоть клок волос у него выдёргивай — мои в жизни не поверят!              

Пышноусый повар Тони наоборот, не был воодушевлён таким визитом и оттого, сидя на лавке, нервно тёр седую макушку. На дверце вещевого шкафчика, от затылка старика, отражался белый мигающий огонёк, такой же, как и у Маро.

— Матерь-праматерь… если б он десерт заказал, меня б прям тут инфаркт шарахнул! Бедная девочка. Готовить кофе президенту!              

Взбудораженность работников не напрягала девушку, больше всего её поразила собственная реакция на происходящее, ну и, конечно, то, что президент, кажется, её не узнал. Дора прошла в туалетную комнату для работников и быстро ополоснула лицо. Из зеркала на неё смотрела всё та же русоволосая девушка с голубыми глазами, какой она была и год назад. Даже длину волос она всегда делала одинаковой. Хотя чему удивляться, подумала Дора, ведь такие как он за целый год могли перевидать бесчисленное количество людей. Они, вон, с Йенни иногда лица постоянных клиентов забывают. Дора призвала своё воображение не приукрашивать то, чего нет, поэтому быстро взяла себя в руки и прошла к Йенни на кухню.       

Йенни завершала работу, делая последние штрихи на своём шедевре, который больше походил на изысканный коктейль, нежели на кофе.              

— Тебе не кажется это подозрительным? — как можно тише прошептала Дора подруге.              

— Президент в нашем кафе. После закрытия. Требует персональный кофе. Он же президент — красавчик, который когда-то помог нам избежать решётки. Что здесь необычного?— не отрываясь от дела, также тихо съязвила Йенни. — Готово! Забирай, иначе я сейчас прямо на него упаду.       

      Дора подхватила поднос и аккуратно водрузила на него произведение искусства с башней из сливок, которая была украшена резными рисунками из потрясающе пахнущих посыпок. Оставалось догадываться, какие добавки были под нижними слоями, потому что выглядело всё это восхитительно.             

— Главное, чтобы его не стошнило, — ухмыльнувшись, бросила Диодора и пошла в зал.       

      Президент на этот раз оторвался от витрины и начал внимательно следить за движениями девушки. Как только она поставила перед ним кофе и убрала поднос за спину, чтобы поклониться и уйти, он выпрямился и произнёс:

— Буду благодарен, если вы присядете напротив... Диодора.              

Сердцем девушки будто ударили в гонг.       

Дора от неожиданности резко подняла голову, чтобы вопросительно посмотреть на парня и увидела, что теперь он уже улыбался. Мысленно отругав себя за глупость, она почувствовала, как левая сторона её груди, где висел бейдж, накалилась, будто решила усугубить её позор. Она выдохнула от облегчения, что не успела спросить что-то вслух. Но громкий выдох показался ещё более неуместным, и президент улыбнулся ещё шире:              

— Садитесь же. Очевидно, что вы, как и я, не верите в случайности.              

Присаживаясь напротив, Дора бегло глянула за спину президента, ища встревоженные глаза Йенни. Легче ей не стало, но всё же она понимала, что не стоит сходить с ума раньше времени.             

 — Меня зовут Цвика Габр и, как видите, ваш голос мне не пригодился, — сказал президент, не прекращая улыбаться. Его тембр звучал низко и таил в себе хрипотцу, которая позволяла сомневаться в возрасте обладателя.Такие голоса были опасны, они действовали гипнотически и убаюкивающе, заставляя восхищаться говорящим.

Молчание девушки его не смутило, и он продолжил:

— На самом деле кое-что мне не давало покоя с момента нашего, скажем, знакомства. А я не люблю терзать себя вопросами. И поэтому хочу вам задать только один, затем, когда вы ответите, я непременно больше не буду смущать вас своей нескромной персоной.              

Если бы Дора была сумасшедшей, то она непременно бы хмыкнула на нотки себялюбия в голосе президента. Но, благо, здравый рассудок её ещё не покинул, хотя речь парня, которого Дора ну никак не могла воспринимать внешне как презентабельного мужчину, будто немного её разморозила, и девушка наконец-то смогла хоть что-то произнести:



Кая Ли

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться