Числа Мардж

Размер шрифта: - +

Четвертая лапа 4

Эпизод 4.

 

Подоткнув под себя ноги, чтобы не мешали, Маргарет Никсон с собранными в хохлатый пучок волосами сидела на диване и угрюмо потягивала чай. Взор ее был направлен на темное окно, за которым огнями светился вечер, и по стеклу, дрожа, сбегали струйки неожиданного дождя. Маргарет Никсон смотрела на них и ей нравилось мечтать, что это начинается стихийное бедствие: возможно, оно слегка изменило бы ее непонятную жизнь.

Хлопнула дверь. Мардж подскочила от неожиданности, едва не облившись чаем. Сердито проверила леггинсы и длинный свитер — повезло, сухо. Вот так всегда! Только размечтаешься уединиться… Сара-то хвастала, что сегодня идет с Брентом на мегаожидаемое свидание.

— Привет, — появилась Сара у чайника, безрадостно разматывая шелковый шарф. Кнопка щелкнула, и электрический чайник напыщенно зашипел. Еще теплый.

— Привет, — буркнула и Мардж, поднимаясь с дивана осторожно, чтоб с чаем ничего не случилось. Самое время исчезнуть в свою мелкую комнату. — Думала, у вас с Брентом свидание, — не удержалась и пустила стрелу с ничего не выражающим выражением лица.

— Я тоже думала. — Сара оказалась совсем не в духе.

Редко с ее матовых губ слетал такой недовольный тон. Она вытянула руку перед собой, растопырив пальцы и задумчиво глядела на кольцо. Маргарет, вцепившись в свою чашку, словно в спасательный круг, почему-то не могла сдвинуться с места и наблюдала за флэтмейтом. Сара Брайтон вздохнула тяжко и оставила кольцо в покое, переместив взгляд на окно, в которое недавно пялилась Маргарет.

— Все… хорошо, Сэл? — совесть не давала мисс Никсон исчезнуть.

— Нет! — воскликнула Сара, всплескивая руками и ударяя по кухонной тумбе ладонями со всего размаху. — Знаешь, с меня хватит! — вот так, маленький знак внимания, и человек готов излиться океаном чувств. — Это кольцо — точно ошибка, — обратилась она к своему пальцу и стала стаскивать упомянутое украшение.

— Сэл, ты чего вдруг? — воскликнула Мардж, отставляя чашку на столик с зеркалом у стены и спеша подойти к подруге. — Давай присядем, и ты расскажи по порядку, что случилось! Вы поругались?

Сара всхлипнула и покачала головой отрицательно; по ее щеке скатились несколько слез, оставляя на стойком макияже светлые полоски. Она позволила Маргарет усадить себя в кресло. Мардж села на диван, снова подсунув ноги под себя, и, стащив резинку с макушки, терпеливо стала ждать пояснений. Волосы ее временно встали пышной копной, которую так здорово было бы иметь всегда.

— Мы планировали этот вечер месяц назад, ты знаешь, — уставилась Сара на свой французский маникюр. — Мы оба — занятые люди, и я не имею ничего против. Это нормально, что мы редко проводим время вместе. Но уговор есть уговор! Это дата — два месяца со дня обручения. Разве не стоило отставить все дела?

— А он что? — выразила Мардж свою заинтересованность.

— Едва мы сели за столик, раздался звонок, и он сорвался с места, — сквозь зубы процедила Сара. Вцепившись в подлокотники кресла, она добавила: — Наша помолвка была ошибкой, я за него не выйду.

Она рывком стащила кольцо и положила на край столика для бумаг. Маргарет боялась издать хоть звук в воцарившейся напряженной тишине. Но вот за окном раздался сигнал чьего-то автомобиля и характерный скрип тормозов. Подруги вздрогнули.

— Разве Брент не хороший? — попыталась Мардж наконец привести аргумент.

— Хороший, — согласилась Сэл, — и еще какой хороший. Но он любит свою работу больше, чем меня, Марджи, а это плохой фундамент для создания семьи. Быть мне старой девой, — усмехнулась она невесело.

— Мне тоже, — охотно разделила повод ее грусти Мардж.

— А у тебя что? — спросила Сэл.

— А у меня вообще жениха нет, — засмеялась Маргарет чуть натянуто и начала плести: — Так что, Сэл, сделаемся мы старыми девами, состаримся в этой квартирке, будем работать с утра до вечера, ходить в кафе Кэрри на пирожные, и иногда дома есть блинчики и пить латте. А с годами мы начнем вязать длинные шарфы и заведем по кошке, чтоб уже наверняка не было одиноко. Ты поседеешь красиво, останешься настоящей леди с безупречной осанкой и манерами, которая холодна и царственна с любым поклонником.

— А ты? — засмеялась Сэл.

— А я… Боюсь, с каждым годом я буду выкидывать все более странные штуки, и постепенно сойду с ума. Ты, наверное, сразу этого не поймешь, но однажды мы расстанемся, потому что меня придется поместить в лечебницу. И мое сердце не выдержит расставания, и я перед смертью вырву из тебя обещание развеять мой прах над ручьем в Гленнифер-парке…



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 08.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться