Чистая ложь. Книга вторая.

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Я не могла поверить своим глазам.
Неоспоримо, это был он – те же глаза, лицо, волосы, телосложение… Вот только как Чистый мог добраться до нас? И что он тут делает?
– Мари, – но едва он вымолвил имя, как часовые знатно его тряхнули.
– Прекратить! – ох, тихо. Слишком эмоционально, Маргарет. Проявишь привязанность – смерть, помнишь? – Связать руки, но не переусердствуйте. Отвести в соседнюю палатку. Подойду чуть позже, скажу, что с ним делать.
На лице Дэвида отразилось недопонимание. Привыкший к роскошной жизни города, он не ожидал, что тут к нему отнесутся холодно, даже враждебно. И я не ожидала, что смогу так. Вот только этого требовал долг.
Чуткость. Внимательность. Сосредоточенность. Все это было и есть у Намира, а у меня появилось лишь сейчас, в ту же самую секунду, когда сама себя одернула. И хоть чувства против, разум сейчас нужнее.
Намного нужнее.
Чистого выволокли, и на какое-то время в воздухе повисла давящая на уши тишина. Она текла по раковине, слуховому проходу, косточкам, заставляла морщиться и оглушительно кричать. Но только внутри.
– Что ему здесь нужно? – Майк первым решился разрезать бумажные стены, что так внезапно выросли между нами. Встав из-за стола, он двинулся в мою сторону и остановился только рядом, явно ожидая моего ответа.
Как будто я могла знать.
– Почему бы нам не спросить об этом, Снег? – сказала быстро и тихо, чтобы слышал только он. Не знаю, почему, но по какой-то причине мне не хотелось, чтобы с нами пошел кто-либо еще. Беловолосый был моим самым близким другом из всех присутствующих, и довериться в личном деле я могла только ему.
– Как скажете, мисс Лидейн, – лицо озарила ухмылка, и он тотчас вынырнул из удушающего омута недосказанных мыслей.
Я молча повернулась к миссис Гард и Норе. Они, так же не проронив и слова, смотрели на меня в ответ, словно я должна была сию же минуту все им объяснить. Но… нет. Не должна.
Не могу им доверять. Еще слишком рано.
Слишком рано…
Грудь охватила непонятная, но ужасно сковывающая тревога, и я буквально выбежала на свежий воздух. Тело трясла крупная дрожь, и усилившийся за время пребывания в палатке ветер не мог ее унять. Зубы неприятно застучали друг об друга.
Медленно, но верно, проволока, сковывающая мою грудь, распуталась, и я смогла дышать чаще и свободнее. Черт… Неужели паранойя?
Как же глупо.
Успокоив дыхание, сделала несколько шагов по кругу. Не было смысла тянуть время, чем раньше мы все узнаем, тем лучше. Нужно лишь откинуть тканевый полог.
Дэвид сидит на стуле. Раздраженный, я бы даже сказала, взбешенный. Впервые вижу у него настолько пронизывающий взгляд, хотя, с другой стороны, я ведь совсем его не знаю.
Майк стоял рядом с ним. На мой приход он никак не отреагировал, на лице не дрогнул ни один мускул. Взор его был устремлен строго на Чистого.
И вновь тишина. Но уже не такая давящая, эта была словно… задержкой дыхания перед глотком свежего морского воздуха.
И я вдохнула.
– Что ты здесь делаешь, Дэвид?
Чистый с явным раздражением посмотрел на меня. И меня словно тряхнуло. В эту секунду он так сильно походил на своего сводного брата, что становилось просто-напросто жутко.
– Если ты меня развяжешь, то я еще подумаю, ответить тебе или нет, а сейчас я с чистой совестью могу плюнуть тебе в лицо, – выдавил он, скрежеща зубами.
Похоже, теперь от удивления застыл Майк. Он, не веря своим ушам, не отводил от пленного внимательного взгляда, пытаясь понять, в чем подвох. Вот только я уже поняла.
Нацепив на лицо самодовольную усмешку, подхожу ближе и ближе тихими расчетливыми шагами. На его лице то и дело проскальзывает нервозность. Дергаются скулы, глаза стремятся упереть взгляд в пол.
– И что мешает? – вкрадчиво спрашиваю, присаживаясь на стул прямо перед ним. Медлит. Старается придумать достойный ответ, но явно теряется, не находя слов. – А я знаю. Тебе мешает то, что ты не такой, как все Чистые. Любой из них, включая и твоего брата в первые дни нашего знакомства, не просто плюнул бы мне в лицо, но и бросил бы парочку ласковых. А ты – другой. Так что не притворяйся.
Он еще мальчик. Неуверенный, вечно ищущий и надеющийся. С чистым, хоть и залитым болью, взглядом. Маленький мальчик. Совсем как…
К горлу подступают слезы, и я резко встаю и начинаю мерить палатку широкими шагами. Снег молча следит за мной, но понимает, что что-то не так.
– Извини, – голос Чистого бестолково врывается в мою внутреннюю истерику, чуть не заставив закричать вслух. – Я просто скопировал его, не знал, как реагировать на случившееся. Ты так резко отдала приказ, я не ожидал… я… я…
– Успокойся, – направив все силы на то, чтобы голос не дрожал, тяжело дышу. С каждым выдохом стараюсь закрыть воспоминания, одно за одним, вновь зашивая вскрывшиеся в который раз раны. – Я могла быть помягче, но не сочла это нужным. Думаю, ты поймешь, почему.
Смотрю в его сторону. Он медленно кивает, на его лице появляется грустная улыбка. Умный мальчик.
– Так зачем ты пришел? Кто-то подослал? – спрашиваю, подозревая Ричардсона-старшего. Или Лейва. Хотя второй скорее бы пришел сам, чтобы вывалить словесный поток грязи мне на голову.
– Да. Только не подослал, – проскочила секундная пауза, и после шумящего выдоха. Чистый продолжил. – А подослала.
– Ариадна? – усмешка сама собой появилась на лице. – Не думаю, напротив, она была бы очень рада тому, что я пропала.
– Пожалуй, тут ты права. Но подослала меня не она.
И следующая фраза доходит до меня сквозь туман.
– Это была Эрин.

***

Третья.
Третья сигарета в последний раз касается моих губ и летит прямиком в мусорный пакет.
Меня оставили одну. Снег хотел пойти со мной, но, вытащив из кармана его куртки пачку никотиновых палочек и зажигалку, я твердо возразила. Нужно было подумать.
Зачем Эрин это сделала? Должна же была понимать, что Чистому будет безопаснее дома, в ультразащищённом месте, нежели практически под прицелом врага. Или она таким образом попыталась прислать замену на свое место? Что же, если так, то это не лучшее ее решение.
Дэвид не умел ничего из того, что могло бы пригодиться, и в каком-то роде стал такой же обузой, как и его старший брат в свое время. Вспомнив, чем пришлось пожертвовать из-за этого, хватаюсь за грудь, там, где под ребрами оголтело отбивает неровный ритм сердечная мышца.
Это не должно повториться.
Нужно будет найти то самое качество, которое сделало бы его полноправным участником сопротивления, если так можно назвать нашу маленькую группку. Так его расписать, чтобы миссис Гард и слова поперек не смогла сказать, ища причину для его возвращения домой, в родную обитель.
Когда мысли успокаиваются, а сердечный ритм приходит в норму, замечаю, что в крепко сжатом кулаке смялись все сигареты.
Да и черт бы их побрал.



Kate Star

Отредактировано: 08.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться