Чистильщик online [реал Рпг]

Размер шрифта: - +

2 2 Город мечты. Ящик Пандоры и Московский метрополитен

2.2 Ящик Пандоры и Московский метрополитен

 

Мы послушались Вадиного совета и махнули в Кремль, после чего посетили ещё пару знатных мест. По пути в Кремль мы живо обсудили всё изложенное Вадей. Однако осмотр главных достопримечательностей столицы не принёс нам особого удовлетворения. Не впечатлила нас Москва, мы ожидали большего.

Ну, Кремль и Кремль. Ну, бродят вокруг кучи людей, как рыба метается косяками в океане. Ну, стоят солдаты в почётном карауле, по струнке вытянутые, с каменными лицами. Ну, окучивают люди грот «Руины», что в Кремлёвской стене – пытаются засунуть монетки во все дырки. А на Красной площади красуется Мавзолей с белокожим трупом, на аудиенцию к которому после обеда не попасть. Всё это выглядит как на знакомых с детства лубочных картинках. Вот только слишком много суеты. Вот только к концу осмотра голова становится тяжёлой, а ноги – ватными.

Местные, москвичи, сюда и носа не суют – бывают в Кремле, наверняка, только раз в пятилетку. Зато приезжих здесь – точно муравьёв в муравейнике! И как бы ни говорили по телеку, что Москва – красивый город, что она – восьмое чудо света, никогда я, наверное, не смогу её полюбить!

Как бы ни хвастал мэр столицы наведением порядка, а в Москве по-прежнему неуютно. На площади трёх вокзалов вечная клоака, бомжи снуют то тут, то там. Мы в этом убедились, заглянув ради интереса на Комсомольскую. У парковки такси просил милостыню мужик с подбитым глазом, а около Ярославского вокзала бомжиха что-то пьяно орала своему импозантному дружку, облачённому в странную цветастую куртку с глубокими полами. Этакий зачинатель моды бомжей!

Но больше всего меня поразило, что отлить в Москве стоит пятьдесят рублей! То есть здесь, чтобы опорожниться или проехать на метро, нужен полтинник. А перекусить – пятьсот рублей. Как будто люди в Москве живут только для того, чтобы заработать, затем заплатить за нереально дорогое жилье, несколько раз сходить в туалет, покушать, поездить на метро, остаться ни с чем и снова заработать – и так по кругу! Боже, какая ужасная жизнь!

Кстати, на Старом Арбате мы решили перекусить в одном известном сетевом кафе. Там на раздаче, организованной по типу столовой, ковырялись знающие английский сотрудники – готовые раздать иностранцу. И всё бы ничего, и покушали мы вкусно, и заплатили не очень-то дорого, да вот беда – в моём блюде со шницелем последний кусочек жареной картошки оказался гнилым! И запашком он меня одарил отвратным – аж голова закружилась! Слава богу, не успел его съесть, вовремя одумался. И я даже расстроился, захотел книгу жалоб, но Егор отговорил…

И как бы ни хвастался мэр столицы своими новыми развязками, а борьба с пробками не нужна тем миллионам, которые ездят в метро. Им нужна низкая цена проезда! Хотя пробки-то никуда не делись – и в этом я тоже убедился! Машины копились то тут, то там. И повсюду кипели пыльные стройки. Нет, как бы там ни хвастался местный мэр, никогда я, пожалуй, не полюблю Москву!

Мне куда роднее настоящее, русское, а не лубочное. Люблю я знакомую с детства глубинку, такую спокойную, не суетную, без иностранной речи, с бесплатными туалетами и дешёвым проездом! Обожаю я мою тоскливую и запылённую провинцию, у которой своя, нерукотворная красота! Ведь на Родине, сразу за нашим скромным городком – лес с вековыми соснами, такой пахучий и величавый. И никогда не сравнится с ним величие Кремля!

Как бы там ни было, в одиннадцать вечера, когда столицу окутал холод, уже усталые, но взбодрённые двойными дозами кофе из автомата, мы погрузились в подземку – в нутро станции «Библиотека имени Ленина». Но сначала мы при помощи сотовой связи отыскали Вадю около кассы. Он предложил отправиться на эскалаторе к платформе.

Проехав достаточно долгий путь вниз, мимо встречного потока пёстрой массы людей, мы очутились в ярко освещённом восточном крыле под мощными сводами знаменитой станции. Я с интересом обозрел на стене мозаичный портрет дедушки Ленина.

– Сейчас прокатимся немного туда-сюда, – скомандовал Вадя.

Мы проехали одну остановку, потом вернулись назад – зачем, не знаю. Наконец Вадя встретил двоих парней.

– Знакомьтесь, это Дамир и Костя. Они работают в метро, у них сегодня ночная смена, так что именно эти ребята помогут нам остаться здесь на ночь.

Дамир оказался худощавым долговязым юношей с классическими белыми проводками, торчащими из ушей, с азиатскими глазами и вечно наплевательским выражением лица. Костя, напротив, ростом не вышел, к тому же острые уши и почти лысая голова с особым рисунком бровей заставили меня внутренне усмехнуться. «Похоже, он слегка уродлив и смахивает на какого-то инопланетного гуманоида!» – подумал я. Парни пожали нам руки и посоветовали до поры до времени не светиться.

Мы сначала затерялись у перехода на другую станцию, затем пристроились в укромном уголке и поболтали о предстоящей волнительной ночи. Но через десять – пятнадцать минут нас нашли и незаметно завели в мало заметную потайную дверцу.

– Отсидитесь здесь до часу ночи, – сказал гуманоид Костя, указывая на затёртый кожаный диванчик около старого столика со стационарным телефоном. Хозяин служебной комнатушки, озарённой лампами дневного света, вяло кивнул нам. Он только что вышел откуда-то из-за шкафа.



Владимир Молотов

Отредактировано: 22.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться