Чистильщики Пустошей 1: Город Страха

Размер шрифта: - +

Пролог

«Чистильщики пустошей: город» (Хроники Руин, том первый)

 

Моим однополчанам, вернувшимся и нет.

 

Горячее марево за кустом.
В тени силуэт незнакомой твари.
Потом рассмотрю ее. Все потом.
Деревья сожженные. Запах гари.

Готов к перестрелке любимый ствол.
Оценка позиций, перемещений.
В наушниках голос: «Пошел! Пошел!»
Холодная ярость. И нет сомнений.

С подветренной медленно подойти…
В кустах откликается громким ревом.
«Ну что ж, пореви. Я уже в пути».
Я зол. Атакую опять. По новой.

Рассчитанным выстрелом в позвонки.
И тварь с разворота летит навстречу.
«Ну-ну, разнесу-ка тебе мозги».
И в голову ей аккуратно мечу.

Вздыбилась шерсть на спине. Прыжок.
Секунды проходят: одна, другая…
Удар автомата под грудью, в бок -
И тварь отскочила — тупая, злая.

Ствол в сторону. Правой рукой — кинжал.
«Постой, не уйдешь. Я тебя достану».
Уверенный выпад. В ребро попал.
Черт! Рано рванулся! Немного рано...

У левого уха раскрылась пасть,
Горячим зловоньем пахнуло в шею.
Метнуться под лапами. Не упасть.
И вот уже сам ей под горло целю.

Решительно сталью по рукоять.
Из горла горячая кровь по коже.
Вдруг — когти по бедрам... «Стоять... Стоять!
Терпи! Не в первой. Молчи!!! Ты можешь!»

Последних конвульсий тугая дрожь.
Выходит сталь из пустого трупа.
Опять зацепило... Ядрена вошь!
Эх, шрамы на бедрах... Опять... Так глупо....

 

(с) Марина Зонова

 

 

INTRO:

 

            Фонарщик Сивый неторопливо шел по Второй улице. Осень в этом году подобралась к городу намного раньше, чем обычно. Ночью резко понижалась температура, и изо рта  небольшими клубами постоянно вырывался пар. Было холодно и неуютно, слегка моросило. А ведь днем жарило иногда так, что куда как некоторым летним дням…

Сбитые каблуки старых башмаков постоянно задевали за выбоины и становящиеся все более широкими трещины асфальта. На спину давила фляга с маслом, пригибая к земле. Прокуренные пальцы крепко сжимали отполированную деревяшку шеста, с помощью которого Сивый вот уже несколько лет зажигал огни в своем районе. Иногда он глубоко закашливался, сотрясаясь всем телом, и тогда к пару добавлялись вылетающие из легких маленькие капли крови. В такие мгновения Сивый останавливался, прислоняясь к ближайшей обшарпанной стене, шумно дышал и вытирал холодный пот, градом катившийся по лбу.

            Туберкулез скоро доконает его, это фонарщик знал точно. Если раньше, конечно, не случится чего похуже. А при такой работе ожидать можно чего угодно. В последнее время, по ночам, улицы города не то место, в котором стоит не опасаться за свою жизнь. Это знали все его обитатели и старались лишний раз не высовываться из домов после последнего удара колокола. Хотя это спасало далеко не всегда, ох не всегда…

Сивый сплюнул под ноги густой и вязкой от табака слюной. Будь он моложе и здоровее, так давно бы ушел куда-нибудь на Запад, нанявшись в один из наемных отрядов. Там хоть не так страшно помирать. Уж что-что, а это он знал не понаслышке. Если бы не то ранение, после которого доктора еле смогли спасти ему жизнь, то разве стал бы фонарщиком в этом занюханном городишке, да еще и у самого Фронтира? То-то и оно, что хоть завали его золотом, так не согласился бы. А тут умудрился еще и чахотку подхватить. Старость  не радость, что и говорить.

Сивый остановился возле очередного металлического столба, увенчанного стеклянным граненым грибком. Крючком на шесте откинул в сторону окошко. Поджег паклю на его конце и поднес к фитилю. Тот затрещал, брызгаясь искрами, чуть зачадил, но вспыхнул. Пламя заметалось из стороны в сторону, становясь то больше, то меньше, но выровнялось и разгорелось, наконец, ярко-желтым. Фонарщик облегченно вздохнул, поправил легкую, оставшуюся еще от старых времен, драгоценную раскладную лестницу. Лезть вверх ему вообще не хотелось. Да и опасно это по нынешним-то временам, торчать на ней над землей. Впереди, там, где улица погружена в темноту, раздались какие-то звуки. Сивый чуть дернулся, рука метнулась в карман затертого пальто, стиснув в ладони револьвер. Он замер, совсем по-стариковски вытянув вперед худую шею и медленно отступая назад.

Жужжание приближалось, становясь все более узнаваемым. Из-за угла старой двухэтажки выбился на асфальт скромный луч света. С приближением странных звуков он становился все более широким и ярким. Фонарщик еле слышно и очень облегченно вздохнул. Он понял,  что его так напугало. И виновата в этом только скаредность администрации, экономящей даже на патрулях городской  стражи. В отличие от рудничной, на содержание которой денег старались не жалеть. Оно, конечно, понятно. Шахты приносили те самые деньги, за счет которых город до сих пор жил. И охраняли их не в пример лучше, чем большинство городских кварталов. Городским патрульным на ночь выдавались механические фонари-жучки, которые работали от встроенной «динамки», приводимой в действие сжатием ладони. Шумели они не очень сильно, но ночью хватало и этого постоянного жужжания, чтобы заставить поволноваться тех, кто привык быть настороженным. И выдавали идущих по маршруту патрульных с головой. Как сейчас, например.

Луч света окончательно вырулил на улицу и запрыгал вперед, направляясь к нему. Три силуэта дружно топали в сторону Сивого. Большие и угловатые фигуры, и почему-то без обычно торчащих вверх или в сторону длинных стволов. В городе патрули ходили с магазинными винтовками, очень мощными и надежными, несмотря на старость. Правда, при всем при этом – тяжелыми, неудобными и медленно перезаряжающимися.



Дмитрий Манасыпов

Отредактировано: 16.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: