Christmas Candy

Размер шрифта: - +

2

Глава 1. Новенькая

… Когда она вошла, я сразу понял, что запахло неприятностями…

 

     Курс был тупой. Противный курс, и даже ребят из «умной» группы приходилось теребить за два уха, чтоб раскачались хоть на что-то. От остальных и ждать-то было нечего, но профессор Стенс терпел. Сегодня на его долю достались: два оборзевших молокососа (дети богатеньких родителей, показательно маявшихся похмельем на первой парте, один вытянувшийся и лопоухий, второй жирный настолько что стул под ним жалобно прогнулся; про себя он их так и прозвал «Толстый и Тонкий»), анекдотическая блондинка и её верный лощёный спутник Дэниель – парень вполне толковый с ним можно было работать, и пяток серых мышек и зайчиков, равномерно рассредоточившихся по аудитории. Эти были совершенны в своём незнании предмета и брали исключительно количеством – покорно посещали все лекции и семинары до единого. После такого ни один уважающий себя преподаватель меньше четвёрки не поставит. Однако при попытке выудить из них хоть что-то из пройденного материала, глаза их тухли, словно повернулся невидимый выключатель. Всё, нет человека, был только что, а теперь одна оболочка, мёртвая скорлупа, слепая, немая, и глухая - с малиновыми от стыда ушами.

- Тема занятия, - обречённо начал профессор. – Составное сказуемое в английском языке.

     Блондинка с приятелем принялись старательно записывать тему в тетрадки, похмельная золотая молодёжь на первой парте переглянулись, зайчики с мышками… ну вот, пожалуйста! – уже отключились. Кто-то рисует на полях, сходя в привычный транс, кто-то тихонечко, на коленках перелистывает засаленный романчик. Никому не мешают, и на там спасибо. Зачем, ну зачем, скажите, этим увальням английская грамматика? Выучили бы «пожалуйста, Ваш кофе», и ладно. Впрочем, его мнения о предстоящем трудоустройстве обормотов никто не спрашивал, у него, хвала небу, была своя работа, которую надо было выполнять. Стэнс вздохнул и собирался продолжить, но в дверь постучали.

- Да? – возрадовался он лишней возможности отвлечься.

     Дверь открылась.

- Скажите, здесь занимается группа А-2, - поинтересовался негромкий девичий голос.

- Да, - профессор беглым взглядом пересчитал головы – все были в сборе.

- Простите за опоздание, я новенькая, поэтому заблудилась пока искала аудиторию. Можно войти?

- Входите, - оторопело сказал профессор, понимая, что боги его за что-то серьёзно невзлюбили.

     Тяжелые остроносые ковбойские сапоги глухо щёлкали по кафельному полу, штаны из чёрной кожи более уместны были бы в каком-нибудь стрип-клубе, бесформенная толстовка не по размеру с мордой зеленоглазого волка во всю ширь, распущенные волосы падают ниже плеч, почти закрывая лицо, потому что девушка слегка сутулится. И руки. Стэнс не смог сходу сосчитать количество широких серебряных колец, некоторые – почти во всю фалангу. Плюс к этому шипастые браслеты на запястьях, а от них, о, боги, боги, цепи, как-то хитро крепившиеся к кольцам. Всё это колыхалось в такт движению, и звучно брякнулось об парту, когда новенькая села.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться