Christmas Candy

Размер шрифта: - +

3

Она выбрала пустое место возле стены, достала из потёртого рюкзака толстую тетрадь и ручку и подняла взгляд на доску. Профессор с интересом взглянул новенькой в лицо, стремясь запомнить, а то вдруг потом придёт на экзамен без спецкостюма и не признаешь ненароком – и изумился. В отличие от вызывающего антуража, лицо было милым, и сложно понять, чего было в нём больше – детского или женственного. И сквозь рассыпчатые пряди рыжеватых волос на него уставились огромные, почти чёрные глаза. Настороженные, и кажется, даже чуть насмешливые.

     Профессор помимо воли слегка прикрыл глаза в молчаливом приветствии.

- Продолжим!

     Лекция пошла своим чередом, и к немалому удивлению профессора, новенькая принялась конспектировать наперегонки с Дэниелем. Цепочки заскребли по столешнице. Группа искоса присматривалась к незнакомке. Минут через двадцать произошло неизбежное.

- Нет, ну это невозможно, - скривила точёный носик светловолосая Надин, - можно как-то потише, а то сконцентрироваться нельзя! Кто вообще её сюда пустил?

- Тебя не спросили, - не поворачивая головы, пожала плечом новенькая, но всё же вырвала из блокнота листок и подложила под правую, пишущую руку. Цепочки перестали биться об стол, стало значительно тише.

     Профессор попытался вернуться к теме.

- Слышь, а ты чё в сапогах-то, - не потрудившись особо понизить голос, прошипел Тонкий, - дождь на улице?

     Новенькая перевела взгляд с доски на профессора Стэнса. Выжидающе, вдумчиво. Она слушала его, она ждала продолжения лекции, всё остальное было не важно. Он хмыкнул и заговорил снова.

- А чего кожу нацепила, байкерша что ли? – это Толстый.

- Да блин, вы мешаете! – ненатурально пискнула в полный голос Надин, крайне заинтересованная в скандале. Любую женщину на её территории полагалось сразу поставить на надлежащее место, особенно такую, чтобы с первого дня знала, кто тут главная, самая красивая, и самая заметная заодно.

- Ре-бя-та, - профессор постучал по столу длинным указательным пальцем. Вышло звучно, он больно ушиб фалангу, но виду не подал.

     Они угомонились, но замечания хватило ровно на четыре минуты.

- А что это за собачка у тебя? – сложила губки бантиком одна из мышек с соседней парты.

     Уголок губ новенькой раздраженно дёрнулся.

- Это волк, - сухо ответила она сквозь зубы, и тихо-тихо, на грани слышимого.

- Это чтобы сисек не видно было, - отличился умом и сообразительностью Тонкий. В полный голос, бесстыдно.

- Да наоборот, там сисек нет, - гоготнул Толстый.

- Хроническийнедоебит, - голосом гнусавого фармацевта проблеял Тонкий.

- А чё, хочешь, вылечим?

     Ребята загудели, Надин захихикала, хлопая ресницами, и как бы невзначай свела лопатки, чтобы уж никто не усомнился, что уж у неё-то под элегантной клетчатой кофточкой всё есть, и ещё какое. Дэн фыркнул, сдерживая неприличный хохот. А новенькая что-то сказала.

- Чего-чего?

- Да погодите вы, не слышно!

- В зубы дам, - низко и неприязненно повторила девушка, когда все затихли и уставились на неё. Вот теперь она смотрела на них. И взгляд был волчий, затравленный, злой и безысходный.

- А ну, прекратите! – вмешался Профессор, оказавшийся в стороне от развития событий.

     Нет, всё-таки до чего же поганый курс!



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться