Christmas Candy

Размер шрифта: - +

4

В учительской царил приятный полуденный полумрак. Клемент выдохнул, успокаиваясь. Запустил кофе-машину, разложил журнал и приготовился к заполнению. Между делом оглядел собравшихся, публика была как раз подходящая, люди, которых можно назвать приятелями по кафедре.

- Коллеги, - как бы между делом бросил он поверх чашки с кофе, - а вы не в курсе, что это за кошмар в чёрной коже у нас завёлся?

- Новая девочка? – откликнулась Валента, пожилая преподавательница истории. – Ленисс – её фамилия. У меня она тоже была.

     Клемент незаметно усмехнулся, представив себе, что бедная госпожа Валента, седовласая и ухоженная, с тонкой золотой цепочкой, идеально уводящей взгляд от старческой кожи на шее в сторону аккуратного выреза блузки, испытала, узрев это лохматое, гремящее цепями чудовище.

- Она неплохо знает предмет, усидчива. Активная, не стесняется отвечать…

     Клемент чуть не поперхнулся кофе.

- То есть, вы хотите сказать..?

     Валента улыбнулась по-матерински.

- Клемент, это же дети. Сейчас мода такая, уж вы-то могли бы и привыкнуть.

- Вы всё меня за молодёжь держите, - проворчал Клемент, чувствуя, что разговор уходит совсем не в то русло, которое приятно обсудить с коллегами.

- Да было, молодой человек, - лукаво ввернула ехидная старушка, - лет за пять до вашего здесь появления, у нас один юноша ходил на занятия с зелёным ирокезом. И никто ему слова сказать не мог, потому что форма у нас не установлена. Отчитывали, грозились и к ректору водили, а толку? Кстати, талантливейший был мальчик, за границу уехал, с какой-то нефтяной фирмой работать.

     А может, госпожа Валента была права? Клемент вспомнил серьёзные настороженные глаза девушки. Действительно совсем ребёнок, но как внимательно она слушала. И терпела, пока насмешники не перешли уже все мыслимые грани приличия. Терпела молча, покорно, как терпит каторжанин. А он тоже хорош. Отвлёкся, смущённый нелепой внешностью – как Валента сказала её зовут? Леннис! – и проморгал момент, когда пора было вмешаться и спасти ситуацию. Осёл, ой осёл.

     Ну и задам же я этим маменькиным деткам, подумал профессор Стенс и принялся заполнять журнал.

 

     Самые отпетые дебоширы и выпендрёжники прогуливают часто. Профессор бы не удивился, если бы следующая встреча со странной студенткой состоялась бы на экзамене. Он влепил бы ей трояк из уважения к сильной личности, и выставил бы вон, забыв как страшный сон. Однако в четверг, пересчитывая ненавистную группу А-2, он обнаружил её на своём месте: вторая парта у стены. Те же ковбойские сапоги, та же толстовка не по размеру. И – приятное новшество, аккуратно подстриженная чёлка. Теперь было видно её лицо, а человек, не прячущий лица, выглядит более открытым, контактным. Это было хорошо, в этой группе проблем и так хватает. Он приветствовал её взглядом прежде чем обратиться ко всем:

- Здравствуйте!

     Новенькая встала. Остальные остались сидеть, такой строгой дисциплины Стэнс никогда не требовал. Паразиты начали хихикать, девушка стояла.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться