Christmas Candy

Размер шрифта: - +

22

- Что смешно? – вскинул бровь Ганс. Прядка волос живописно перечёркивала его лоб.

- Какого хрена было тащить его с собой?

- А что человеку в выходной день одному бездельем мучиться? Да и Волча наша без него никуда бы не пошла; так и воландались бы, пока эти голубки друг на друга не насмотрятся. И добро бы хоть какой-то толк с этого был…

- Мы не голубки, и друг на друга не смотрим, - начала закипать Флёр.

- Ну да, и сладкую бурду одинаковую не пьёте, и вообще вам с ним совершенно нечего делать.

- Нам с ним есть, что делать: он преподаёт, я слушаю и запоминаю.

- Вот! – наставительно поднял палец Ганс. – Учить вас ещё и учить… Эх, придётся мне с этим товарищем пообщаться, объяснить ему, как девушек развлекать надо.

- А ну заткнись! – рыкнул Фил. – Ты действительно такой дурак, или прикидываешься? На самом деле не понимаешь?

- Что тут понимать? Подумаешь, великое дело, работает мужик преподом. Ну не киллером же – и то слава богам.

- Да какая хрен разница, кем он работает?

- А вот девушку нашу, по-моему, смущает этот факт.

- Ребята, ну перестаньте же, - «волчица» испарилась без следа, Флёр проговорила это почти жалобно.

- И правильно смущает. А тебя не смущает, что мужику под сороковник?

- Ну и что? – опешил Ганс.

- А то, - Фил выразительно на него смотрел, но намёков Ганс упорно не понимал, или делал вид, что не понимает. – Не верю я в любовь, когда у человека седина в бороду, бес в… ребро, - он явно хотел сказать что-то совсем другое.

- Не лезь ты, умник, сами разберутся.

- Он-то конечно разберётся!

- А она что, дура что ли набитая? Нет? Вот и не мешай!

- Знаешь, тебе-то всё равно, а представь, если бы твою Элину…

- Мою Элину ты не трожь! И вообще брось дурную привычку лезть не в своё дело, и мешать хорошим людям радоваться жизни. Сам не умеешь, так хоть других оставь в покое!

     Флёр с испугом, смешанным с отстранённым удивлением наблюдала за ссорой. Они были знакомы давно, она не раз видела ребят пьяными, но ни разу ещё они не устраивали такой ругани. Кому другому набить лицо – это да, бывало. Но тут того гляди они друг другу в глотки вцепятся.

     Она не думала. Поступила, как подсказывала врождённая женская мудрость, или инстинкт. Флёр тихо встала, повернулась к друзьям спиной, и пошла прочь, не прощаясь и не оглядываясь.

     Пусть хоть поубивают друг друга, нашли тоже из-за чего. И ведь разгорелось всё из-за шутки. Они нередко обсуждали самые личные вопросы. Фил как-то просил выяснить, есть ли парень у кого-то из её знакомых девчонок. А пару недель назад Ганс, отчаянно смущаясь и покраснев, как краснеют герои в мультиках – снизу вверх, от шеи до ушей, и спросил о том, как девушки переживают первый раз. И что можно сделать, чтобы минимизировать, так сказать, негативные стороны. Волчица фыркнула, с трудом сдерживаясь чтобы не заржать, и понесла офигительную ахинею о том, что первый раз запоминается навсегда и всю жизнь будет на подсознательном уровне ассоциироваться с болью, кровью и страданиями, а мужика, который ЭТО сделал девушки вообще обычно ненавидят до конца дней… собственно, закончить мысль она не успела, посмотрев на жалкий вид приятеля. Из густо-красного он сделался бурым с бледными, как у мухомора пятнами, и Флёр, устыдившись своей глупой шутки, принялась выкладывать всё, что знала о тонком вопросе «первого раза», и делиться собственными соображениями по этой животрепещущей теме.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться