Christmas Candy

Размер шрифта: - +

53

После воссоединения «Святой троицы» (включая маленькую Элину – «Святой Четвёрки»), с ними стало ещё веселее и интереснее. Клемент уже не опасался очередного скандала или замечания декана, не волновали пересуды коллег. Всё это окупалось сторицей общением с симпатичными неглупыми людьми, предпочитавшими выискивать светлые стороны в жизни и безжалостно высмеивать тёмные – как раз то, чего ему сейчас катастрофически не хватало.

- Скажи пожалуйста, я могу рассчитывать на твоё общество в Рождество? – с плохо скрываемым сарказмом в голосе осведомилась как-то утром Дениз, пока он торопливо допивал горячий кофе, чтобы пораньше выйти на работу (во-первых, город застыл в традиционных рождественских пробках, во-вторых, дома находиться было по-прежнему не слишком уютно, хотя первоначальная ледяная ярость супруги вроде бы со временем поутихла).

- Конечно, - обрадовавшись нейтральной теме для беседы, улыбнулся Клемент. – у меня дежурство в институте двадцать шестого, так что в Рождество буду дома.

- А отменить дежурство ты не можешь? – капризно надула губки супруга. – Я думала, мы поедем к родителям, оттуда вернуться на следующий день ты не успеешь, тем более на дорогах скользко.

- Не думаю… - с сомнением ответил Клемент, - график утверждается заранее… Разве что поменяться с кем-то, но вряд ли. У всех ведь свои планы…

- И только  у тебя их нет!

- Дениз, если бы ты сказала раньше, что хочешь ехать, я бы нашёл с кем поменяться. Но не за неделю же до Рождества! Давай отметим дома. Потом я подежурю, и хоть двадцать седьмого, хоть прямо в ночь рванём к твоим родителям в деревню.

- Дорогой, ведь Рождество это семейный праздник. А у твоих родителей мы были в прошлый раз.

- Милая, идея очень хорошая, но что же ты молчала о ней раньше?

- И ты ещё об этом спрашиваешь? Ты ведёшь себя так, будто я тебе чужой человек, мне к тебе подойти бывает страшно, а ты спрашиваешь, почему я не сказала тебе, что хочу отметить Рождество в кругу семьи?!

     Ну, конечно же, кто же ещё может быть виноват в сложившейся ситуации?

- Дениз, - он выдохнул, успокаиваясь и силясь придумать хоть что-то вразумительное, - милая моя, дорогая. Давай мы поступим так: я постараюсь что-нибудь придумать, и Рождество мы отметим вместе.

 

     Разумеется, ничего вразумительного придумать так и не удалось. Никто из коллег не мечтал меняться сменами на дежурство в институте. Даже душевный приятель Натан, которому выпало дежурить в праздник, сказал, что домой к празднику двадцать пятого он успеет, а вот как раз на двадцать шестое у него большие планы. Клемент плюнул и покорился судьбе.

- А у вас, небось, на Рождество большие планы? – спросил он ребят. Они очередной раз отчаянно мёрзли в парке. Летнее кафе давно убрало пластиковые столики на склад, легли в спячку лотошники с пивом, зато Фил и Ганс оказались великими мастерами таскать в термосах всё, что только можно: от глинтвейна до чая с коньяком.

- Планы? У меня-то лично планы большие, - мгновенно помрачнел всегда оптимистичный Ганс. Пойду на заклание – знакомиться с родителями Элины.

- Бедолага, - посочувствовал Клемент с высоты своего жизненного опыта. А я-то думал, это будет какой-нибудь очередной клуб? «Пещера дракона», или там «Пасть дракона»?

- Или «Задница дракона», - захихикала Волчица.

- На Рождество там шумно, - просвятил профессора Фил, - и народу много всегда.

     Профессор хмыкнул. А на Самайн, значит, было тихо, и людей было мало. Ну-ну…

- А у вас? – поинтересовалась как бы невзначай Флёр.

     Он в упор посмотрел на неё. За последние пару недель они ещё несколько раз куда-то ходили вдвоём, всегда спонтанно и никогда специально не оговаривая следующую встречу. Чаще встречались вот так же, компанией.

- Меня ждёт весёлое и безобразно трезвое Рождество – вызывают к родителям, явка обязательна. А двадцать шестого я дежурю в институте.

- Приятно, что кому-то повезло не меньше, чем тебе, - хохотнул Ганс.

 

     Клемент заранее смирился с тем, что это неизбежно. Он закончил лекции двадцать четвёртого чуть позже полудня, пожелал студентам и коллегам хорошего праздника, и помчался домой. Там спешно посадил в машину Дениз и стартовал в сторону «загородного поместья» её родителей. Они добрались только к ночи, под праздник заторы на дорогах самозарождались в самых невероятных и непредсказуемых местах. Разумеется, поездом можно было добраться и быстрее, но Дениз ненавидела общественный транспорт лютой ненавистью (в своё время ей приходилось тратить по четыре часа в день на дорогу до института, где она училась, и обратно).

     До места они добрались только к ночи, спешно выпили с родителями чаю, и улеглись спать. А на утро выпал снег. Клемент с детства обожал «белое Рождество», и какие бы невзгоды ни поджидали в сумрачном «вчера» и призрачном «завтра», сейчас его переполнял совершенно искренний праздничный восторг. Он даже задумал было слепить на лужайке перед домом снеговика, но тут его позвали в дом, там требовалась какая-то помощь, да и вообще родители предпочитали чтобы «дети» были всё время на виду, и развлекали их ответами на бесконечные дотошные вопросы. Наверное, все родители на свете одинаковые.

     Семейный ужин прошёл в атмосфере дружеской, тёплой и сдержанной. Денизни словом не упомянула о семейных проблемах и Клемент полностью поддержал супругу в этом начинании. Как говорится, чем меньше в конфликте участников, тем быстрее он может быть нейтрализован.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться