Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Продолжение десятой главы .

В столице наступила весна . Зимнее , низкое и мрачное небо вдруг выпрямилось и наполнилось пронзительной синевой . Солнце сияло ярко , празднично . Так же празднично выглядели люди , дома и даже лошади запряженные в экипажи выглядели уже не усталыми  , унылыми клячами . Их шкура теперь лоснилась на солнце , гривы  развевались в такт бодрому цоканью копыт по мостовой .

Значительно больше появилось на улицах красавцев  автомобилей . Они по прежнему пугали клаксонами лошадей  , вызывали повышенный интерес у пешеходов . Особенным восхищением они пользовались у  уличных мальчишек .

Я продолжала ходить на курсы пешком . Предпочитая вставать рано утром по сельской привычке . Уговоры сестры садиться хотя бы на трамвай на меня не действовали . Трамваи были запрещены в центре, что - бы не мешать звонками и суетой богатым жильцам . Но через квартал от центра уже начинались трамвайные пути . На остановках стояли чугунные , литые столбы , на них весели таблички с маршрутами и номерами проходящих трамваев . Служащие , работники , прислуга и прочий люд пользовались ими охотно . Но я не могла заставить себя сесть в громыхающий вагон трамвая .  Как лошади боялись автомобильных клаксонов , так и я  до ужаса , до слабости в ногах боялась этих красных , железных коробочек   наполненных людьми . Мне было и смешно и стыдно и я тщательно скрывая этот страх  , отговаривалась тем , что пешком ходить намного интересней . Хоть и  просыпалась я рано , но сельская привычка делать все не торопясь   приводила к тому , что я наскоро поцеловав сонных близнецов , наказав им слушаться няню и Лилю   , спешно сбегала с высокой лестницы , боясь опоздать на занятия .

Гостиница Грушевского находилась на дорогой и престижной улице  в самом центре города . Эта улица была широкой , прямой как стрела . Застроенная дорогими доходными домами . На первых этажах таких домов располагались многочисленные магазины и магазинчики , парикмахерские , уютные кондитерские и кафе . Вывески на них словно старались перекричать друг друга , или же выделиться ярким цветом и затейливостью букв . Над магазинчиками  вторым и третьим ярусом поднимались барские этажи , в них сдавались самые дорогие квартиры . Следующие этажи занимали менее платежеспособные граждане .

Пробегая мимо стеклянных витрин , я ловила в них свое отражение . Не верилось мне , что  девушка в светло - сером  , элегантном пальто и дорогих туфельках , это и есть я - Злата Червоная . Но девушка  из отражений улыбалась мне знакомой улыбкой . Солнечные зайчики пущенные золочеными замками изящного , кожаного портфеля в ее руках слепили мне глаза .

Я оставляла пальто в раздевалке и быстро поднималась по широкой , старинной лестнице на второй этаж где находился мой класс . Всегда занимала последний стол . Мне не хотелось лишний раз вступать в разговоры с Ольгой Дерюжинской . Почему  то эта холеная , красивая блондинка невзлюбила меня . Несносная , наглая девица норовила затронуть меня , высмеять ,  словно я ей дорогу перешла . Ольге   всегда старалась  угодить  ее личная свита . Три не менее наглые девицы с готовностью хихикали над ее злобными шутками . Чаще всего эти шутки касались меня .

Вот и сегодня , едва  Дерюжинская зашла в класс и убедилась , что я тихой мышкой сижу на своем месте , сразу же громко обратилась к своей лучшей подружке Зине Уровой :

- Зизи , а почем нынче злато червонное , говорят совсем в цене упало ? - подружки весело хихикали за ее спиной . Все замерли , видимо моего ответа дожидались .

Я голову от книги не подняла , постаралась от злости не покраснеть . Спокойно лист перевернула и дальше формулы магические повторять стала . Не дождавшись продолжения затеянного Ольгой концерта , сокурсники тоже зашуршали книжными листами .

Когда я вечером , домой вернулась , то после ужина Лиле этот случай рассказала .

- Как , ты говоришь фамилия этой злюки белобрысой ? Дерюжинская ? - сестра задумчиво выпустила голубоватое колечко дыма . Она к моему удивлению , почти сразу по приезду стала курить  дамские сигареты . К таким сигаретам полагался длинный мундштук .

Я согласно кивнула головой , отгоняя от себя рукой пахучий , сизый дымок .

- Дерюжинский Павел Львович , крупнейший банкир , вылез не так давно , скорее всего на сомнительных денежных махинациях поднялся ... У него дочка единственная имеется , наверное  это твоя Ольга и есть ... Федя говорит , что этот Павел Львович крайне   неприяный тип , он его по бильярдному клубу знает .

- Ну , тогда ясно , что Оленька в своего отца пошла . - задумчиво ответила я , беря из рук Лили длинный мундштук . Попробовала подражая сестре втянуть дым и выпустить такие же аккуратные колечки . Но дымные колечки вылетать не захотели , а я сильно закашлялась .

С того нашего разговора с сестрой , я еще больше старалась не реагировать на Ольгу Дерюжинскую . Ее  многочисленные попытки вывести меня из равновесия всегда заканчивались крахом . Я словно тот верблюд шла вперед грызя вместо колючек гранит магической науки и старалась совсем не замечать  тявканья злобных девиц .

Учеба давалась мне на удивление легко . Учителя выделяли мои способности быстро схватывать знания . С удовольствием давали списки дополнительной литературы . И библиотека вскоре стала моим вторым домом . Ксюша и Ильюша скучали по мне . Мой дотошный сын старался выяснить количество книг в библиотеке .

- Их , наверное там миллион - миллионный ? - задумчиво вопрошал он меня .

Ксюша быстрая на принимаемые решения ,   начинала одеваться , что бы самим пересчитать книги в  Бибитеке . Так она называла непонятное ей явление , задерживающее их маму по вечерам . Я конечно же испытывала некоторое смущение перед детьми , за свою тягу к знаниям   так не вовремя проснувшуюся во мне . Потому как нормальные люди вначале учатся , а затем детей заводят ,   говорила я сама себе с досадой . Но когда это я к нормальным людям принадлежала ?



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться