Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Глава пятнадцатая.

Первый урок по истории Магии вел старенький, подслеповатый Нил Карпович. Он по своему обыкновению монотонно бубнил о великих магах прошедших лет.

Ученики на его уроках так же по своему обыкновению  предпочитали   заниматься своими делами. Кто-то готовился к следующему занятию, кто-то откровенно дремал.

Стол за которым я теперь сидела вместе  с Климом был самым дальним. Он стоял в темном, правом углу класса. Бывший муж сидел с краю. Я чувствовала его напряженность  и сосредоточенность. Казалось, что волны жара и томления исходили от его застывшей фигуры. Я постепенно заражалась ими.   Ощущая как отчаянно бьется мое сердце боялась пошевелиться, рука крепко держала край стула. Вдруг Клим взял мня за руку. Не знаю как так случилось, но наши пальцы переплелись под столом. Мы замерли. В классе слышался тихий гул , ученики словно прилежные пчелы гудели. Так же монотонно продолжал бубнить Нил Карпович.

Клим потянул мою руку к себе, от неожиданности я покачнулась к нему, уткнулась лицом в литое плечо. Клим мгновенно развернулся и когда я негодующе подняла   лицо, на мои губы обрушился жадный поцелуй. Время остановилось...

С трудом отрываюсь от знакомых, желанных губ. Пытаюсь оттолкнуть от себя Клима, но он словно скала навис, глаза закрыты, дыхание тяжелое, а на лице такое страдание...

Мне внезапно становится смешно   от осознания того, что я сейчас тайком целуюсь с бывшим мужем. Словно мы продолжаем быть теми пылкими влюбленными, которые летними , короткими ночами до утра не могли оторваться друг от друга. Словно не было трех лет разлуки и его подлой измены.

Только это все давно  не так.... Я окончательно прихожу в себя и бью своим локтем Клима в бок... Бывший муж дергается. Знать удар мой силен, радуюсь я.

- Совсем ошалел ! - шепчу   рассерженной змеей.

Клим уже сидит согнувшись, рукой за бок держится, а на губах довольная улыбка блуждает.

- Злата, Златочка, поговорить нам надо ! - шепчет он и опять берет меня за руку. Мои пальцы тонут в его широкой, жаркой ладони. Ноги слабеют, сердце быстро, быстро бьется словно колокол в праздничном перезвоне.

Я начинаю злиться на себя, на него и на всю эту нелепую ситуацию. На глаза попадается деревянная линейка. Хватаю ее и хлестко бью по таким любимым и таким ненавистным пальцам бывшего мужа. Но наглые пальци только крепче сжимают мою руку. Размахиваюсь линейкой еще раз, влаживаю в этот удар всю свою силу и злость. По сонно - притихшему классу выстрелом раздается деревянный хруст сломанной линейки.

Класс убаюканный неторопливым    рассказом Нила Карповича, просыпается мгновенно. Все головы повернулись в нашу сторону.

Нил Карпович, протирая круглые очки  синим, клетчатым платком, недовольно смотрит на нас с Климом. Седые, кустистые брови строго сдвинуты, жесткие усы угрожающе шевелятся.

- На своем уроке я подобное не потерплю ! Вы молодые люди не уважаете мой труд, а по сему вон из класса !

От гнева Нил Карпович натужно краснеет. Скрюченный, длинный палец указывает на дверь.

Мне хочется рассмеяться от досады и еще не утихшей злости.

Клим молча встает  из - за стола и пропускает меня вперед. Я словно под конвоем иду в любопытствующей тишине притихшего класса. Перестук моих каблучков заглушают тяжелые шаги Клима. 
Когда дверь с грохотом закрывается за нами, я оборачиваюсь  к бывшему мужу. На его лице цветет торжествующая улыбка. Синие  глаза смотрят пристально и пылко.

- Ну и, что дальше ? - спрашиваю я .

Клим молчит. А я тону в этом родном, синем омуте. Так и стоим не шевелясь, не в силах отвести взгляд друг от друга. Первым очнулся Клим.   Он умоляюще прижимает руку к широкой груди. 

- Злата, пожалуйста не злись ! Нам необходимо поговорить, я так давно об этом мечтал. Пойдем в кофейню, прошу тебя ! - голос бывшего мужа срывается.

Я сейчас ясно понимаю,что поговорить нам действительно нужно. Учиться - то придется бок о бок не один месяц.    Нервов  и успокоительной настойки не хватит если обучение будет продолжаться подобным образом .

- Пойдем поговорим ! - миролюбиво оскаливаюсь я.

Когда спускаемся по лестнице рука Клима касается моих вольных кудряшек. Жест быстрый почти невесомый, а я дергаюсь словно от удара.

- Зачем косу отрезала ? - спрашивает меня требовательно Клим.

Тон которым задан вопрос меня возмущает.

- Отчитываться перед тобой мне теперь не надо, а про косу мою, тебе лучше у своей нынешней зазнобушки спросить.

- Ты это о ком сейчас ? - Клим удивленно смотрит, глаза такие чистые, правдиво-синие.

- О ком же еще, как не о Оленьке Дерюжинской, - мой голос звучит язвительно.    

Клим еще выше брови поднимает. Мы уже с лестницы спустились, ждем когда старик гардеробщик наши вещи подаст.    

По лестнице застучали каблучки. Белокурая девушка быстро спускалась в холл.  

- Клим, постой ! - послышался хорошо знакомый мне голос.

- Ну, вот легка на помине ! - усмехнулась я.

Лицо бывшего  мужа застыло маской, губы в мрачной ухмылке крепко сжались, а на высоких скулах  заиграли желваки.

Он схватил светло - серое пальто и одел меня в него словно ребенка. Держа в руках свою куртку потянул к выходу.

Мы оказались на ступеньках, я даже не успела возмутиться, а Клим прижал меня к себе, быстро и неразборчиво проговаривал заклинание.  

- Стой смирно !  Я полог невидимости еще не очень хорошо творить умею, - прошептал он мне на ухо.

Дерюжинская выпорхнула на крыльцо и остановилась в недоумении озираясь. Затем вздохнула, пожала плечами и побрела обратно в здание.

Клим притянул меня к себе еще ближе, а его губы скользили по моим волосам.



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться