Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Глава семнадцатая.

Ровно девять месяцев потребовалось на мою подготовку.  Девять месяцев тратит мать на вынашивание своего дитя. По иронии судбы, не иначе, столько времени и усилий множества людей потратил мой куратор, Арсений Куржупов, чтобы явить свету совершенно нового человека.

Меня поселили в отдаленном, старом замке, который затерялся среди гор и дремучих лесов. Его древние поросшие мхом стены за столетия накопили немало секретов и тайн. К этим тайнам теперь добавлялась еще одна - превращение сельской девочки в уверенную в себе особу, которая должна быть яркой словно бабочка летом. В самом начале я очень тяготилась своим положением подневольного человека. Которого к тому же дрессируют не хуже чем балаганного медведя. Но со временем втянулась в этот процесс "обтачивания" и "созидания". Во мне начало бродить приятное ожидание чего то нового, неизвестного. Новые способности, знания и навыки заставляли взглянуть на себя со стороны.

 Мне не особо нравилось заниматься пением или как говорила учительница - вокалом. По простоте душевной я думала, что заниматься пением, это значит петь в свое удовольствие, как в селе пела. Оказалось, что на этот счет у моей учительницы мнение другое...Вокал мне преподавала высокая и худая, Клементина Георгиевна. Это была невозмутимо-суровая женщина. Ее седые, пышные волосы были так туго стянуты в высокий пучок, что у меня от одного взгляда на ее строгую прическу начинала болеть голова.

На первом уроке Климентина Георгиевна испугала меня. Быстро приблизившись она прижала узкую ладонь с длинными пальцами к моему животу. Пальцы были узки неправдоподобно и они были густо унизаны старинными, тяжелыми перстнями. Казалось, что вот-вот  они не выдержат тяжести этих украшений и с хрустом сломаются.

- Расслабь вот здесь, - велела она. - Сделай вдох. Нет, нет! Не заглатывай воздух словно голодная утка! Дело не в количестве, а в том, как воздух переместится в твои легкие.

Множество уроков было посвящено умению правильно дышать. Климентина Георгиевна с упорством маньяка заставляла повторять упражнения на расслабление горла. Бесконечные " ААААА- ИИИИ- АААА- ИИИИ" снились мне ночами. Моя учительница редко была довольна. Но однажды не меняя невозмутимого выражения своего лица, Климентина Георгиевна, произнесла:

- Милочка, у тебя редкий голос. Владея им ты можешь владеть умами, сердцами и душами людей. Даже разбить бокал и хрустальную люстру ты можешь с помощью своего голоса! - она усмехнулась тонкими губами.

Я так и не поняла, была ли это похвала или же насмешка.

Так же меня учили различать яды и подбирать противоядия. Метать ножи, добиваясь не только меткости но практикуя в умении бросать их в движении и в стрессовых ситуациях. Уделяли особое внимание навыкам обмана и соблазнения. Я через несколько недель своей учебы лихо водила автомобиль, а вот лошади меня почему- то невзлюбили и при каждом удобном случае норовили сбросить на землю.

Поздними вечерами уставшая и ошалевшая от новых знаний и умений, я лежала на жесткой кровати и мысленно уносилась к своим деткам и Лиле. Как там они без меня ? Здоровы ли Ксюша и Ильюша, вспоминают ли свою невезучую мамку? Ладит ли моя сестрица с Федей Грушевским? Как идет учеба у Клима и держит ли он Оленьку на расстоянии или давно уж не выдержал ее напора ? Долго ворочалась и засыпала с уверенностью, что ради своих родных я все смогу и все преодолею.

Где -то в середине моего пребывания в замке, Куржупов вдруг объявил, что мне необходимо перекрасить волосы в рыжий цвет. На мое недовольство, Арсений Михайлович холодно заметил, что куратор здесь он, а мое дело маленькое - выполнять приказы начальства. Когда мои значительно отросшие волосы засияли яркой медью, я глядя на свое отражение вдруг отчетливо поняла кого сейчас напоминаю...  Великолепная рыжая грива, умопомрачительно тонкая талия и ноги невероятной длины... На меня из зеркала глядела Настя Калюжная...

Я в ярости вломилась в кабинет Куржупова.  Мужчина сидел за письменным столом и сосредоточенно что- то писал в тонкую,зеленую тетрадь. При моем  появлении он не удивился, лишь русые брови поднялись вопросительно над круглыми,прозрачными глазами.

- Арсений Михайлович, вы могли бы, Настю Калюжную, для вашей секретной миссии нанять, а не воровать мать у маленьких детей! - от злости я начала заикаться.

Куржупов медленно встал из-за стола и не спуская с меня взгляда стремительно подошел так близко, что запах дорогого табака и полыни тяжелым дурманом окутал меня. Мягко, неторопливо провел рукой по моей щеке, задержался на подбородке, соскользнул вниз на шею и лишь дойдя до груди, резко отступил назад.

Я стояла своя не своя, боясь дышать, гнев испарился уступив место неловкости и постыдному томлению. Воздух вокруг стал звеняще-густым. Бег времени словно замедлился. Опомнилась, когда холодный голос мужчины прозвучал подобно выстрелу.

- Нет, не мог! Не скрою, что Анастасия Калюжная возможно была бы лучшей ученицей чем вы, Злата Львовна... Она в некоторых вопросах значительно превосходит вас, но есть один, в котором вас заменить не может никто, - Куржупов насмешливо изогнул красивые, твердого рисунка губы.- Вы, Отнимающая, Злата Львовна, и пора смириться с этим. Идите и продолжайте занятие! - мужчина опять принялся писать в зеленой тетради.

Я закрыла за собой дверь и вернулась к преподавателю. Говорливый, подвижный Самуил Аркадьевич учил меня умению хорошо одеваться, подбирать стильно и со вкусом вещи. Да, уж когда- то черный полушалок с жаркими,алыми розами был самой прекрасной вещью в моем гардеробе. Сколько же воды утекло с тех пор и как изменился мой вкус, что воспоминания о его густой бахроме и мягчайшей шерсти заставляют меня грустно улыбаться.

В бесконечной череде занятий время мчалось галопом и вприпрыжку. Я так же без сил добиралась до своей комнаты, а засыпая старалась представить себе Ильюшу и Ксюшу. В который раз мысленно обещала  им, что скоро вернусь, после этого засыпала с улыбкой и верой, что так и будет...



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться