Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Глава восемнадцатая.

Поздно вечером после трудного и хлопотливого дня я опять сидела на жестком кресле в кабинете Куржупова.

Он был спокоен и сосредоточен, но некоторая нервозность угадывалась в его стремительных жестах, в привычке прикрывать глаза и замирать на мгновение посредине разговора.

Вот и сейчас куратор положил передо мной на стол перстень перехода и замер закрыв круглые глаза, словно хотел передохнуть. Лежащий перстень словно манил меня. Я взяла его в руки внимательно рассматривала тусклую бирюзу и грубо обработанный ободок неизвестного сплава. Он был серовато-черным, потертым, а на внутренней стороне змеились грубо и не ровно выбитые буквы. Присмотревшись я узнала знак Михаля Мудрого. Заинтересованно поднесла перстень к глазам.

Куржупов встрепенулся, ясным взглядом посмотрел.

- Что, Злата Львовна, знакомая вещица?

- Скорее всего знакомая подпись на незнакомой вещице. Я узнала ее, так мог пометить свое творение только великий Михаль. Гениальный артефактор, для которого содержание всегда было дороже чем форма, - процитировала фразу которую когда то услышала из уст Лили.

- Вы, Злата Львовна, знакомы с артефактами Михаля Мудрого? - в прозрачных глазах мужчины появился явный интерес.

- Приходилось любоваться и пользоваться некоторыми из них, Арсений Михайлович, - сдержанно ответила я.

- Да-а, это был великий мастер своего дела! Вы совершенно верно заметили, что содержание всегда ценилось им выше чем форма... Его артефакты небрежно и грубо сработанны. Но это только на первый взгляд. Простота линий и форм, нарочитая грубость завораживает! Не говоря о том, что все его вещицы уникальны и по своим свойствам  опередили время. Утверждают, что после него великие артефакторы перевелись. Но кстати, Злата Львовна, сейчас в столице появился молодой, гениальный артефактор который уже может переплюнуть самого Михаля Мудрого. И знаете как его зовут? - мужчина щелкнул длинными пальцами и вопросительно поглядел.

У меня в душе что-то дрогнуло, безумная догадка промелькнула в голове. Но я равнодушно плечами пожала.

- Откуда же мне знать, Арсений Михайлович, я в столице почти год не была. Меня из столичной жизни только дети и Лиля интересуют, да еще Федор Грушевский, он тоже вроде бы моей семьей является. Так про них мне исправно вы сообщаете... Дети здоровы, веселы, любимы, у Лили с Федей тоже все ладится. Я за них радуюсь, а остальные события меня не касаются. 

 Куржупов внимательно на меня посмотрел.

- Так уж и не касаются, Злата Львовна? А вот если, я вам скажу, что новоявленого гения- артефактора зовут, Клим Матвеевич Сокол? - круглые глаза напротив продолжали сверлить меня внимательным взглядом.

Сердце ухнуло словно с высокой горы покатилось. Надо-же догадка моя верной оказалась! Но я постаралась свое состояние скрыть. Лишь плечами пожала, да позволила себе улыбнуться слегка.

- Так это предсказуемо было для меня, Арсений Михайлович, мой бывший муж всегда смекалистый и трудолюбивый был. Дар артефактора ведь я сама лично у его любовницы украла, да ему передала. Неужто запамятовали? - моя улыбка превратилась в оскал и я с вызовом взглянула в круглые, прозрачные глаза.

Мужчина на мой оскал ответил широкой, веселой улыбкой.

- Вы правы, Злата Львовна, с тех пор, как вы  неосмотрительно отобрали Дар у Агаты Дерюжинской многое пошло наперекосяк!

- Это у одной меня наперекосяк пошло. У Клима Сокола, очевидно дела наладились?

Куржупов ответил не сразу, помолчал испытывая мое любопытство.

- Да, Клим Матвеевич, сейчас открыл с компаньоном большое производство по изготовлению артефактов для летающих машин. В столице пилотный бум нынче происходит. Благодаря изобретению, Клима Матвеевича Сокола, все хотят летать.

- И где же средства мой бывший муж на такие великие дела раздобыл? Не уж- то мечта, Ольги Дерюжинской, исполнилась... Клима, купить ей все же удалось? Наверное компаньон, Клима, теперь ее счастливый батюшка? - я говорила насмешливо, спокойно. Но на самом деле сердце норовило выпрыгнуть из груди, а горло словно шерстяным стало и слова застревали в нем.

- Нет, Злата Львовна, кампаньоном вашего бывшего мужа, Федор Грушевский является, он в его дело немалые средства вложил, наверное все же Лилия Львовна постаралась. Никто и не ожидал, что дело мгновенно прибыльным станет. Ваш бывший муж очень часто в доме Федора Грушевского бывает, с детьми вашими его часто на прогулках увидеть можно. А, Ольга Дерюжинская рядом с ним не наблюдается...

Я сидела опустив глаза, старательно держала прямую спину и равнодушно улыбалась. Сердце постепенно приходило в норму, а сухость в горле исчезала.

Куржупов, встал из-за стола и стремительно подлетел ко мне. Остановился совсем рядом.

- Что-то мы с вами, Злата Львовна совсем отвлеклись. Надеюсь, что перстнем перехода вы пользоваться умеете. Напомню, что сейчас в столице Англицкой глубокая ночь. Вы попадете прямо в квартиру, что неделю назад сняли для вас.  Вещи, деньги, документы все в квартире найдете. Для перехода важно не иметь при себе груза, чем меньше вещей у вас, тем точнее попадание на место будет. Картинку запомнили? А теперь внимательно представьте место или вещь, что там запомнили. Да не трусте вы так, все у вас получится! - куратор ободряюще коснулся моего плеча холодными пальцами.

- Ну, Злата Львовна, удачи!

Я зажмурилась и повернула на пальце тяжелое кольцо с потертой бирюзой. Перед глазами пыталась удержать букет цветов в затейливой рамочке, что криво висел на стене с веселенькими, желтыми обоями.

 

 

 

 

 



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться