Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Глава тридцать первая.

На юге середина ноября совсем на осень не похожа. В моем далеком, северном селе где прошло детство и юность наверное уже снег срывается, а здесь вот пчелы деловито жужжат привлеченные запахом варенья из айвы.

Я стою на открытой веранде своего дома босая и с огромным животом. В большом, медном тазу важно булькает ароматное варенье которое я прилежно помешиваю деревянной ложкой, изредка отгоняя обнаглевших пчел. Сегодня у моей помощницы выходной до вечера, а варенье если не проварить вовремя то скиснет обязательно.

На нагретом щедрым, южным солнцем крыльце читает вслух сказку Ильюша, он забавно водит пальчиком по строчкам и торопится поскорей сложить буквы в предложения. Иногда этот процесс дает сбой и Ксюша начинает громко возмущаться. Она наверное в десятый раз укладывает спать свою любимую куклу в резную кроватку. Шумит вдалеке разыгравшись море, кричат голосистые чайки, шумит листвой древний платан, смеются мои близнецы.

Ощущение счастья и удивительного спокойствия окутывает меня всместе с запахом айвового варенья. Даже приближающиеся роды меня уже не страшат. Местный доктор, милейший Петр Иванович, навещает меня каждую пятницу. Моя помощница Агафья, раньше работала акушеркой в столице. Ее мне нашла Лиля, которая скрипя сердцем отпустила меня с детьми в эту" глушь морскую", наверное уже забыла, что сама когда-то спряталась в северной глубинке от всех неурядиц и жизненных разочарований. Сейчас она с удовольствием принимала блага столичной жизни. Федя смеясь называл ее " мой генерал" и полностью подчинялся Лилиному напору. Судьба подарила им горластого, рыжеволосого и краснощекого бутуза. Все свое внимание сестра сосредоточила на своем долгожданном сокровище. Я категорически отказалась жить в особняке Федора. Хотелось чтобы семейство Грушевских полность насладилось своим счастьем.

Ну, и Клим Сокол надоел своими бесконечными визитами, конечно я хорошо понимала, что он не только ко мне ходит, но как только обозначился живот мне стало почему-то неловко его видеть. Отекшие пальцы рук и коричневые пятна на лице меня совсем не красили. Он приходил такой красивый, такой щеголеватый, а я свое отражение в зеркале видеть не могла. Казалось, что он только из-за упрямства твердит о совместной жизни. Очень боялась увидеть опять в его глазах брезгливость. Поэтому решила жить с детьми в своем доме, который в награду от царя батюшки получила.

Погрузившись в воспоминания я не сразу уловила чуждый звук. Прислушалась замерев. Над крышей нашего дома словно стрекотал огромный кузнечик. Выскочила на крыльцо где уже стояли задрав головенки  кверху Ксюша с Ильюшей и указывали пальчиками в небо.

- Смотри мамочка, смотри авиалет! Наверное папа прилетел! - дети радостно галдели и подпрыгивали на месте от нетерпения.

Маленький, одноместный авиалетик кружился над нашим домом словно хотел сесть на красную черепицу крыши. Затем набрал высоту и пошел на посадку прямо на газон с цветником. Смешно подпрыгнул, дернул крыльями и замер среди петуний и хризантем.

Близнецы с громкими криками и визгом бросились навстречу показавшемуся из авиалета мужчине в круглых очках- консервах. Я поспешила за ними, но живот мешал двигаться быстро и я утицей неуклюжей пыталась их догнать. С первого взгляда определив, что пилот вовсе не Клим.

Дети уже побежали к незваному гостю совсем близко и растерянно замерли на месте. Ксюша уже приготовилась громко зареветь, а Ильюша шагнул вперед закрывая собой сестру и меня запыхавшуюся.

Сняв шлем и очки перед нами так же растерянно замер герцог Энрианский собственной персоной. Прислушалась к себе и с удивлением обнаружила, что мне абсолютно плевать как я сейчас выгляжу...  Босые ноги, внушительный живот гордо торчачий вперед под фартуком в пятнах от сиропа. Растрепанные косы вовсе не рыжего цвета к которому герцог слабость питает.

Именно эта мысль о слабости Эндрианского и привела меня в чувство. Да, кто же его сюда звал? Пусть дальше летит рыжых и стройных ищет! Я решительно шагнула вперед задвигая детей за свою спину. Смело выпятила живот и сдула с щеки прилипший от пота черный локон. Насмешливо присела в неуклюжем реверансе.

- Ваша Светлось изволили заблудиться?

Эндрианский молча смотрел мне в лицо, затем его взгляд остановился на грязном фартуке, а может на моем животе? Его светло-серые глаза будто молнии метали. Крылья свернутого на бок носа побелели, а тонкие губы стали еще тоньше.

- Ты почему мне о ребенке ничего не сказала!? - прорычал он грозно и пртянул руки толи собираясь меня обнять, толи задушить.

Дети за моей спиной притихли испуганными зайчиками. А вот ребенок в животе оживился и принялся толкаться словно своего папку признал. Меня гнев захлестнул, в голове ясно стало, все мысли в порядок пришли. Значит сама по себе я для Эндрианского ноль без палочки! Про ребенка узнал и прилетел, расстарался! Интересно он на ангелоподобной Эве женился или до сих пор в холостяках ходит? Скорее всего женился, хотя вроде бы кольца на пальце не наблюдается...

- А, ты Светлость на меня не ори! Нечего детей пугать! - руки в бока уперла и к герцогу шагнула. Упрямый, черный локон с щеки сдула. " Да-аа, не леди ты Златка, не леди..." - сокрушенно про себя подумала.

Эндрианский посмотрел на меня удивленно-ласково, а затем таким знакомым движением заправил мне за ухо непослушный локон.

- Золотко червонное, как я скучал по тебе! - в голосе у него столько нежности было и... любования?

Хотела ему сказать, что если бы скучал то давно бы проведал, а не исчезал бы не попрощавшись, но не успела. Близнецы из-за спины моей вышли и с удивлением герцога рассматривали.

- Мама, а кто это? - Ксюша невежливо пальчиком на гостя указала.

Эндриаский на детей тоже с интересом смотрел,глаза стали прозрачно-серыми, тонкие губы добродушно улыбались. Только я не верила его добродушию и интересу.

- А, это дети к нам на газон сиятельное дерьмо ветром занесло! - хотела еще что нибудь вредное и едкое добавить, но тут до моего носа дошел запах горелого сахара.



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться