Что нужно для счастья?

Размер шрифта: - +

Глава 3. НОВАЯ РАБОТА

Утро вечера мудренее – эту непреложную истину я уяснила с детства, поэтому решила отложить все дела на завтра.

На следующий день рано утром, я отправилась менять облик, по-другому говоря покупать новую одежду и в салон красоты, а то будет неудобно, если кто-то из знакомых узнает меня… Возникла необходимость раскошелиться, жаба душила и отговаривала идти, но я была непреклонна, раз надо, то надо! Жди меня торговый молл, я иду!

Витрины магазинов сияли, словно огни на новогодней елке. Огромный комплекс вмещал в себя более ста сотен отделов, заполненных одеждой! Но, что странно тут не было не единой души, было немного страшновато осознавать, что в этом гигантском маркете я одна. Жутко везде стоит гробовая тишина и лишь цоканье моих каблуков раздается эхом по всему помещению, так начинаются все фильмы ужасов... Мне бы отвлечься от гнетущих мыслей, переключить свое внимание, поэтому я стала рассматриваться все вокруг, в частности сами магазины. Дорогие бутике были таких же марок, что и у нас, остальные магазины, менее эксклюзивные, совершенно отличались своим ассортиментом. Я зашла в недорогой, судя по ценникам, магазин, при том зашла удачно, сразу же присмотрела себе три туники постельного цвета, две юбки ниже колен, да выше и не было, и одно платье, тоже в пол и с длинными рукавами. Это магазин для монашек, почему не одной открытой вещи? Ладно, главное я купила пригодную одежду из материала, удовлетворяющего мои довольно высокие запросы.

Когда с одеждой было покончено, настала очередь обувного магазина, там я разыскала две пары удобных балеток. Итог покупок вылился мне в восемь тысяч гравелев. Все выбранные мною вещи были простыми, не такие как я привыкла носить, зато нижнее белье купила высшего качества, ну что ж поделать, это моя слабость.

В салон красоты я шагала словно обреченная на смерть. Мне придется остричь свои шикарные волосы до талии. Волосы, на отращивание которых ушла уйма времени, сил, денег и косметических средств. Как это печально, будто отрезают частичку моей души, а возможно так оно и было, моей маме нравились мои волосы, в память о ней я решила отращивать их…

- Начинайте. – скомандовала я стилисту, закрывая глаза.

Сидя в кресле я разглядывала новую себя. Мои волосы укоротили до лопаток, а из пепельной блондинки я превратилась брюнеткой, мои белоснежные волосы стали каштановыми и будут такими еще четыре месяца. Но мои жертвы были ненапрасные, я не узнавала девушке в зеркале.

- Вам очень подходит этот цвет, с ним вы будто другой человек. – польстил мне парикмахер, однако должна признать он молвит истину.

- Благодарю, сколько с меня.

- Десять тысяч гравелев. – моя челюсть натурально отвисла. Это грабеж! Но скрепя сердце, пришлось отдать оплату. Внутренняя жадина душила все больше и больше.

 

Переоделась я уже в номере, разложив покупки в шкаф. В зеркало да во все зеркальные поверхности старалась не коситься, никак не могла привыкнуть к новой внешности. Пока я раскалывала вещи, пейджер завибрировал.

- Прости. – виновато опустила она голову. – Документы тебе не передадут. Сейчас досконально досматривают все пересылки, не гнушаясь вскрывать их и проверять содержимое, слишком высока опасность, что посылка не попадет к тебе в руки и тобой заинтересуются местные власти. Выезд с Эрутэса запрещен всем кроме высокопоставленных теров, ну этим самоуверенным козлам никто сможет не запретит, поэтому мой человек не сможет вернуться и передать тебе деньги. Этот оболтус, который мой надежный поверенный, без моего ведома смотался в отпуск, а два других попались, выполняя одно поручения, вызвали повышенное внимание полиции и за ними ведется наблюдение, остолопы. – Подруга сжала губы, борясь с нецензурными словами, что вертелись у нее на языке. - Наши разрешения на пребывания будут готовы не раньше, чем через пять с половиной месяцев, херишева демократия во всей красе показал себя и здесь... - мрачно продолжила она. – Забрать тебя я смогу лишь за день перед подписанием договора. – Натали отвела глаза, ей было сытно за то, что она бессильна и не может помочь мне. – Я внесла тебя в базу данных теров, ты числишься там под имением Рейн Мерс, всю надлежащую информацию по этому поводу я выслала тебе на пейджер. На этот счет можешь быть спокойна - мои ребята все подчистили и создали тебе достоверную легенду, никто не подкопается. И еще… - она замялась. - Твой отец… Он прибудет за две недели до меня, у него переговоры с терами, если что иди к нему, понятно! – я презрительно хмыкнула. Глаза девушки сузились. - Плюнешь на гордость и пойдешь!

- Буду ждать тебя. Спасибо. – я отключила связь. Обратиться к отцу? Плюнуть на гордость? Ха! Это он плюет на меня! Он ни разу за пять лет не поинтересовался как живет дочь, ни разу ни прилетел и не позвонил, хорош папаша, его даже на похоронах мамы не было! Просить его о чем-то ниже моего достоинства, сколько сама справлялась, и дальше сама справлюсь. От адмирала Рауля Джеза мне не нужна помощь и точка!

Значит документы мне не передадут, а раз у меня нет удостоверения личности, то пересылай на мое имя деньги, не пересылай, их не снять, в банке обязательно потребуют паспорт… Плохо. Я пересчитала деньги. Двадцать две тысячи – не густо, а я еще за проживание в отели не расплатилась. Мне не хватит этих скудных средств на пять с лишним месяцев. И скоро зима, нужно будет приобретать теплые вещи, да и жить где-то нужно, не на улице же жить, да и питаться чем-то нужно, увы, но энергией Зарина и манной небесной сыт не будешь… Что делать? Что делать … Решение пришло спонтанно - надо искать работу, если не желаю голодать, то это идеальный вариант. Где найти вакансии, конечно в базе данных службы занятости. Обратиться туда я не могу, опять потребуются документы, значит придется влезть в базу самой. Размяв руки, я начала взлом, защита там стаяла слабенькая, поэтому мне хватило десяти минут. Так посмотрим, какие вакансии нам предлагает недружелюбная земелька теров: флорист – нет, я даже икебану, искусство компоновки срезанных цветов, не освоила, точнее довела учителя до сердечного приступа, ага, неправильно собранным букетиком довела… После чего меня выгнали с курсов, поставив диагноз – «бездарность», весьма печальный период моей биографии. Кондитер – не умею готовить ничего съедобного, не считай ядов и антидотов, хотя яды вроде бы несъедобны… Хм, что у нас дальше? уборщица – не то, вот… О вот, весьма любопытно:



Оливия Райдер

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться