Что скрывает темнота...

Размер шрифта: - +

Глава 9

Я никогда ничего в жизни не боялась. В детстве, если группка остервенелых детей азартно мучали удачно найденного птенца или котенка, я храбро бросалась на мучителей, не замечая тычков и возмущенных воплей, и с боем отвоевывала несчастного. Высота не страшила меня. Все садовые деревья были облазаны вдоль и поперек в поисках интересностей. И даже позже меня не впечатляли настолько, чтобы бояться ни недоброжелательно настроенная толпа, ни гнев брата, ни вечное одиночество. Все эти явления воспринимались как должное, заслуженное и неизбежное, не вызывая особых эмоций. Я могла испугаться чего-то, как и любой смертный человек, но не настолько, как это случилось сейчас. Сейчас предел стал как никогда близок, и бояться мне не понравилось. Это беспомощное чувство слабеющих ног и противно мелко дрожащие руки, легкая дурнота, и нечто ледяное и костлявое, сжимающее грудь изнутри были теперь в моем списке гадких ощущений на первом месте. Возможно, сработал эффект неожиданности. Да еще так удачно, сразу же после жутких рассказов Кири. Надеюсь, в следующий раз я смогу взять себя в руки, и уже не буду такой беспомощной. Следующий раз. Даже думать об этом не хотелось.

На несколько минут я выпала из реальности. От пережитого стресса очень хотелось спать, и Кири, видя мое состояние, позволила мне отдохнуть общей комнате там же, на фабрике. Маленький диванчик был отодвинут для меня в самый угол, за ширму подальше от чужих глаз постоянно снующих туда-сюда работников. Но звуки чужих шагов не сказать, чтоб мешали, наоборот, успокаивали. Кажется, моя копилка фобий, как недавно и список неприятных ощущений, пополнилась боязнью остаться в одиночестве. Приехали.

Кириэн сидела рядом, осторожно гладила меня по плечу, глядя серьезным обеспокоенным взглядом. Я не пыталась улыбаться, или как то еще выражать эмоции. На данный момент это было сложно, так как глаза с невероятной силой слипались, а все эмоции были истрачены на страх. Но, тем не менее, я была очень ей признательна за поддержку и сочувствие.

– Ладно, спи. Я посижу с тобой. А когда проснешься…– Активизировалась эта любительница изящно недоговаривать. От любопытства я даже нашла в себе силы вопросительно промычать. – …Тогда мы пойдем развлекаться. Отдыхай.

И я послушно провалилась в беспокойную темноту, в которой смазанными сполохами мелькали алые блики хищных глаз.

*

Запыхавшийся востроглазый парнишка привычно ворвался в совещательный зал, постучав уже после того, как зашел.

– Ну?

Правитель возвышался над внушительным круглым столом, вокруг которого расположился в полном составе поспешно созванный совет, и пугал всех своим тяжелым взглядом.

– Ну? – С нажимом повторил он, не дожидаясь, когда посыльный восстановит дыхание.

– Потухло само. – Тут же опомнился парнишка, – говорят, это не огонь был вовсе, а какая то химия. Нужно дождаться лоррха Меара, чтоб уточнить.

Правитель еле заметно кивнул. Десятки глаз уставились на разволновавшегося паренька. Министры даже развернулись, чтобы лучше его видеть, и в нелепой надежде прочитать ответ на насущный для всех нынче вопрос: что же им всем теперь делать? Никто еще не видел правителя в таком настроении. Да и инцидент с фиолелями не добавлял положительных эмоций. Алексиан не спешил разъяснять ситуацию, чем нервировал своих подчиненных еще больше.

– Нашли, кто?

Посыльный замотал головой. – Сбежала!

– Кто?! – Прорычал Алексиан, стукнув по столу, отчего ближайшие к нему министры синхронно подпрыгнули, а советник Гриан, все это время стоявший за спиной повелителя, благоразумно отступил на шаг. Парнишка вздрогнул и прошептал слегка побелевшими губами:

– Римм, горничная лоррие Тиали.

*

– Что это?

– Ешь.

В моих руках оказался маленький сероватый овал. Я подозрительно прищурилась:

– Это случаем не родственник тому мятному персику?

– Нет, – заверила Кири. – Но без него, скорее всего, сегодня тоже не обойдется. – И ее улыбка при этом выглядела многообещающе.

Я философски пожала плечами, откусила небольшой кусочек и не спеша прожевала. Безвкусный, чуть вяжущий. В общем, никакой.

– Ну и зачем?

Мы сидели на траве в памятной фруктовой аллее, и наслаждались ее уютной атмосферой под сплетенной из ветвей зеленой крышей. Примерно полчаса назад, как только я проснулась, Кири привычно цапнула меня за руку и привела сюда за одним только ей известным поводом. Повод мягко похрустывал у меня на зубах, не вызывая особо приятных ощущений. Мое состояние после сна было довольно специфическим: легкая аморфность, нежелание чего-либо делать, и полное отсутствие бодрости.

– Надо!

Все ясно.

– Куда дальше? – В случае с Кириэн спорить или настаивать было бесполезно. Я уже поняла, эта девушка-манипулятор всегда поступала по своему, и творила что хотела. Не то, чтобы я была более мягкой или зависимой, просто девушка сейчас была хозяйкой ситуации, и поэтому я благоразумно признала ее за командира. Она поднялась с травы, брезгливо отряхивая юбку, и вгляделась вдаль с видом капитана дальнего плавания, качнула головой, прикрыв глаза и нараспев произнесла:

– А дальше в кабааак!

Я едва не подавилась ватным фруктом. – Зачем? – Темные глаза переместились на меня, и брови над ними чуть нахмурились. И что мне оставалось? Я обречённо протянула руку: – Надо, так надо.

Кабаком называлось приземистое одноэтажное здание без окон на окраине города, как раз направо и до конца от того самого центрального перекрестка. Топать до него пришлось около получаса, и за это время я успела вполне себе взбодриться и проветриться ото сна. Погода к вечеру наладилась, и жить теперь хотелось чуть больше, чем несколько часов назад.



Тая Ан

Отредактировано: 01.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться