Что такое хорошо, или сказка на ночь

Размер шрифта: - +

Что такое хорошо, или сказка на ночь

Вот в сказках часто пишу: «…И он извергал пламя, поджаривая рыцарей…» Скажу вам честно, такое было всего пару раз: когда один рыцарь спрятался не за тем валуном, и еще один разочек, когда другой решился своровать мой ужин.

Начну, пожалуй, с того, что меня зовут Дракон и я дракон. Нет, путаницы тут быть никакой не может, просто моя маменька была очень ленива и не заморачивалась с моим именем. Честно признаться, мне не много стыдно за свою родительницу, поэтому тс-с-с. Для вас я буду просто Драк. Я самый добрый дракон во всем мире. Людишек не ем, девственниц не ворую, животных ловлю сам, так что жертвоприношениями тоже не балуюсь. Маленькая слабость, которую я себе позволил, это сбор разного вида сокровищ. Да и те я получаю в плату прохода через мои горы.

И как-то раз ко мне в пещеру на ночь глядя забрела девица. Глазищами сверкает, мечем машет, амулетики мне демонстрирует. Только у меня глаз наметанный, я сразу заметил, что у нее коленки дрожат, а меч руки оттягивает.

— Чего тебе, малахольная, — устало вопрошаю у дамочки.

А она как вскрикнет, да как запустит в меня своей зубочисткой. Попала по чешуйкам, от чего меч звякнул, и брякнул о каменные полы пещеры. Девица же каким-то образом взгромоздилась на дерево, которое мне посадил мой старый друг-отшельник. На этом дереве росли потрясающего вкуса груши. И сейчас как раз сезон. Ну, конечно же, я испугался за свой урожай.

— Ты… Это… Слезай давай! — рыкнул я, придав голосу гнев.

— Н-н-н-н-не м-м-м-могу-у-у-у, — завыло это чудовище.

— А ты смоги, — упрямо топнув лапой, я прихлопнул хвостом.

— Я вы-ы-ысоты-ы-ы-ы бою-ю-ю-усь, — захныкала эта баньши недоделанная.

— А зачем залезла тогда, а?

— Испуга-а-а-алась.

— Кого? — от удивления я даже на попу плюхнулся, чуть придавив хвост.

— Тебя, — тихо ответило чудище и… заметило мои груши.

— А ну руки брысь подальше от моих груш! — воскликнул я, попытавшись встать.

Эта зараза ухмыльнулась и укусила первую грушу. Мою. Грушу. Укусила. Зараза. Это ж как же… Это ж что же… А груши-то молодильные, драконам полезны для здоровья, а вот людей одна груша омолаживает на пять лет. А девушка-то тем временем уже третью уплетает и не замечает, что постепенно уменьшается. Кое-как поднял свою немаленькую тушку и поспешил к деревцу. И поймал нерадивое дитя в полуметре от земли.

— А-ау, — удивленно спросила девица, играясь своими же амулетиками, которые в одно мгновение стали просто огромными для младенца. — Ау… прф, — и потащила цацку в рот.

— Ничего тебя не учит, — сокрушенно покачал я головой, кое-как в лапах держа ребенка. — Вот груши съела — ребенком стала. А если амулет такой съешь? Кем ты станешь — мне не известно, а все в рот тащишь.

Малышка почмокала губками, затем надула их и заревела.

— Поползут слухи, что я младенцами питаюсь, — буркнул я, но тем не менее, укутывая малышку в её одежду, поспешил скрыться в пещере.

Шли дни, малышка все так же не возвращалась к своему биологическому возрасту, лишь научилась самостоятельно передвигаться ползком. Так в её игрушка оказались короны, браслеты и большие монеты. Жемчуг, кольца и всякую другую мелочь я попрятал на самые верхние полки, так как чудовище не перестала тянуть всякую ерунду в рот.

— Дьяк! — вякнула человечка и зашагала самостоятельно ко мне, — кази казьку.

— Ска-а-азку? — удивился я. — Так сейчас же день, а сказки на ночь говорят.

— Ка-а-а-азьку-у-у, — захныкала эта вредина.

— Ладно… — сдался я. — Жил был дракон. Как-то к нему за помощью пришел благородный рыцарь. Понадобилось тому рыцарю девицу из башки спасти. И вот он дракону дарит сундучок в знак своих добрых намерений, а сам пальцы за спиной скрещивает. Вот только наш дракон об этом узнал позднее, а пока-что согласился помочь рыцарю. Прилетели они к башне, а там из окна длинная коса висит. Дракон дернул за нее, думал накладная, а на верху вскрикнули. Рыцарь попросил подняться к окну, из которого висели волосы. Дракон просьбы выполнил и помог рыцарю. А тот ка-а-ак закричит на девицу, и давай требовать ключи от папиной казны. Тогда-то дракон и решил, что помогать рыцарям плохо. Замуровал он тех людишек в башне. Иногда только еду им присылает.

Пока я говорил одну из своих историй, девчушка уснула, сладко причмокивая большой палец.

Эх, ничему её жизнь не учит…

временное омоложение. За эти пару недель у меня задергался глаз, я еле ворочал языком, так как «казьку давай» раздавалось по двадцать раз на дню. Девица нагло пользовалась моим добрым сердцем.

Говорила мне мама, что добро до добра не доводит, а я все ей не верил. Вот был бы злым, съел — и дело с концом. А так приходится её кормить, одевать, играть с ней…

Как-то вечером в мою пещеру пришел тот самый отшельник с каким-то молодым парнишкой. Надо отдать должное, парнишка быстро смекнул, что девчонке проще дать то, что она просит, чем доказать обратное. Поэтому спустя пару минут девочка, заметно подросшая до пяти лет, восседала на коленях парня и рассматривала картинки в какой-то научной книге. Я же вздохнул свободнее и уволок втихушку друга расслабиться.

— Что это за ребенок? Что, украл, как твои сородичи, а принести в жертву не получилось? — рассмеялся отшельник.

— Тебе смешно, а она мои груши сожрала. — наябедничал я. — Пришла, зубочисткой в меня запустила, груши съела, а теперь и нервами моими закусывает.

— Ха-ха, — смеялся этот гад. — Кажется, что девочке страшно взрослеть, поэтому и эффект дольше держится. — старый друг почесал свою проплешину и заискивающе проговорил: — Я чего пришел-то, поговаривают, что драконья чешуйка истину показывает…



Ириша

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться