Чудес на свете не бывает

Размер шрифта: - +

Чудес на свете не бывает

Чудес на свете не бывает? Ну конечно, моя дорогая, конечно. Какие могут быть чудеса, когда под ногами хлюпает снежная каша, а ветер швыряет в лицо то ли дождь, то ли мокрый снег? Ах, чудом не застряла в лифте? Обшарпанная дребезжалка? Зря ты так о нашем лифте, зря. Да, кнопки подстёрты и слегка вдавлены, да вчетвером не поместишься, а втроём уже чувствуешь себя селёдкой в бочке. Да, дребезжит, пока едет. Ну, так это тебе не панорамный лифт в небоскрёбе, где сердце замирает, когда смотришь вниз сквозь прозрачные стены. Что? Сердце замирает от ощущения "ещё этаж и застрянет"? О, ты можешь быть совершенно спокойна. Наш старичок безотказен. Бывает, конечно, изредка и он застревает между этажами. Так ремонтники быстро приезжают. И в том, что ты не застряла, нет никакого чуда. А вот Татьяна с восьмого этажа застряла в прошлом году именно чудом.

  Почему это я так улыбаюсь загадочно? Нет, вовсе не загадочно. Просто с ней такая история приключилась... Рассказывать по порядку? Тогда слушай.

  Татьяна с Маришкой моей в одной школе училась, на пару классов старше была. Эх, Танюрка-Снегурка, круглощёкая обладательница роскошной косы, из года в год игравшая Снегурочку на школьных ёлках. Весёлая была девчушка... Только всё веселье разом кончилось, когда её мать машиной сбило. Забота об отце, младшем брате и лежачей матери упала на девочку, в одночасье превратившуюся из Танюрки в Татьяну. Другие девочки ходили в кино и кокетничали с мальчишками. А у Тани ни сил, ни времени ни на что не было. В магазин сходить, приготовить, постирать, убрать, да ещё мать обиходить... Мужчины ей не помогали. Не мужское это дело - посуду мыть, говаривал отец. Бедняжка крутилась, как белка в колесе, и только изредка забегала ко мне чайку попить или спички одолжить. Она никогда не жаловалась, и всегда улыбалась. Но усталая улыбка трогала только её губы.

  Время шло, бежало, летело. Отболела мать, брат, женившись, уехал с молодой женой куда-то в Тмутаракань, умер отец... Татьяна стала Татьяной Дмитриевной, и глядя на соседку, я думала, что в больнице, где она работает медсестрой, её побаиваются не только больные, но и врачи. Только Дед Мороз не испугался. Какой такой Дед Мороз? Обыкновенный, переодетый, с мешком подарков для детишек друзей. Он вместе с Татьяной в лифт зашёл.

 

  - Вам какой этаж, девушка? - вежливо спрашивает.

  - Восьмой, - отвечает Татьяна.

  - Какое совпадение, - говорит Дед Мороз, - и мне тоже.

  Нажимает он на кнопку, и целых два этажа едет молча. А потом и говорит:

  - Девушка, будьте моей Снегурочкой.

  Татьяна на мгновение замирает от неожиданности. И лифт, жалобно скрипнув, тоже замирает. Останавливается между третьим и четвёртым этажами.

  Татьяна сердится. Не то, чтобы она торопилась домой, в пустую квартиру, где её никто не ждёт. Но день был тяжёлым, и застревать в лифте ей не хочется, да ещё и с незнакомцем.

  Она нетерпеливо жмёт на кнопку восьмого этажа, но это не помогает.

  - И часто с ним такое случается? - спрашивает Дед Мороз, с сочувствием глядя на её безнадёжные попытки воззвать к совести лифта.

  - Нет, - всё так же сердито отвечает Татьяна и жмёт на кнопку с колокольчиком.

  - Диспетчерская слушает, - раздается из динамика равнодушный, чуточку усталый голос.

  - Мы застряли, - говорит Татьяна, торопливо называя адрес.

  - Мастер будет, - сообщает голос, - ждите.

  И замолкает.

  Татьяна переводит взгляд с кнопки на Деда Мороза, глядя на него так, будто это он виноват в случившемся.

  - Девушка, - восклицает тот, - я не морозил лифт, честное дедморозовское!

  Татьяна смотрит на него удивлённо, а потом неожиданно для себя смеется, нет, сперва фыркает, как фыркала когда-то, давясь смехом, Танюрка-Снегурка, а потом смеется звонко, заливисто...

  И Дед Мороз смеется вместе с ней. Смех у его приятный, совсем не стариковский, как и голос. А отсмеявшись, он принимается торопливо, сбивчиво объяснять, что Дедом Морозом никогда не был, да и сейчас ни за что не взялся бы, но не смог отказать другу, что дети ждут, а в мешке у него лежит костюм Снегурочки...

  Татьяна слушает, слушает и, наконец, решает тряхнуть стариной.

  - Хорошо, - улыбается она, - я буду Снегурочкой.

  И в тот же момент в подъезде раздаются голоса дежурной бригады. А ещё четверть часа спустя к соседским детям вместе с Дедом Морозом Володей приходит Снегурочка Таня, румяная вовсе не от мороза...

  Откуда я знаю? Так Татьяна рассказывала, забегала попрощаться перед отъездом. Глаза сияли, куда там новогодним гирляндам! Перед каким отъездом? К Деду Морозу своему переезжала.

   А ты говоришь "дребезжалка"!



Наталия Фейгина

Отредактировано: 10.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться