Чудес не бывает

Глава 34. Сначала все плачут, а потом слушают увлекательный рассказ Сашеньки

– Куда же она?! – судорожно задергал головой Дракоброк и, помогая руками, поднял ее с пола. – Надо догнать, хорошо попросить!..

– Она только этого и ждет… – буркнула голова земного сыщика. – Слишком много чести! Я завтра с ней поговорю. По-отцовски!

– Не надо трогать девочку, – заступилась за Сашу Чучундра. – Она и вправду устала, разнервничалась. Ведь Сашенька совсем еще ребенок! Пусть поспит, отдохнет, а завтра всё расскажет сама. Всё равно ведь ночью мы никуда не полетим.

С драконихой трудно было спорить. И по сути, и вообще… Поэтому, по молчаливому согласию, Сашу оставили в покое. В благодарность мадам Чу поведала свою версию, которую Змей Горыныч уже рассказывал Броку. Тем не менее, земной сыщик внимательно выслушал ее снова, на сей раз из первых уст. Ему и в первый раз не всё в этой версии понравилось, а сейчас он нашел еще одну нестыковку, на которую тогда не обратил внимания:

– Уважаемая Чу, вот ты сказала, что драконих усыпили и отрезали головы. Причем, Глюк – у себя дома, а Унглюк – дома у Рыща… Но ведь живут они не рядом. Пока бы Дурилкин носил туда-сюда головы, тела бы уже погибли! Да и кровищи бы сколько было! А ведь дома у Глюк всё чистенько.

– Она могла прибраться…

– Зачем? Ведь это улика, да еще какая! А Глюк не собиралась прятать улики – наоборот, она сама обратилась к сыщику! Но самое главное – операции должны были проводиться где-то в одном месте. И, скорее всего, именно в доме спортсмена!

– Почему? – спросили разом почти все.

– А там как раз очень много крови.

– Но это же кровь Рыща!

– Разве экспертизу проводили?

– Н-нет… – помотал головами Горыныч. – Не знаю… Думаю, что нет. И так ведь всё ясно – растерзанный труп, всё вокруг в крови…

– Вот-вот!.. – сказал Брок. – Это большое упущение. В сыщицком деле мелочей не бывает. И не всё очевидное следует принимать на веру.

– Постойте, – подал голос Дракоброк. – Но если операции делались у Рыща, то Глюк, очнувшись, всё должна была видеть! Или, по крайней мере понять, что с ней сделали. А она заявила мне… – он глянул на свое «законное» тело и поправился: – То есть, нам… Она заявила, что ей поменяли тело. То есть, голову… Или тело?.. Ладно, не важно. Но она говорила это так, словно понятия не имела, как это случилось и кто это сделал! А теперь получается, что она была в курсе? Зачем же она пошла ко мне… к нам?..

– Чтобы отвести от себя подозрение, – сказал Брок.

– То есть, ты думаешь… что она во всем этом замешана?!

– К бабке не ходи!..

– Я и не собирался, – заморгал Дракоброк.

– Так-так-так-так-та-а-ааак! – не отреагировал Брок на замечание бывшего тела. – Интересная картина получается! Если Глюк причастна к преступлению – а я теперь в этом не сомневаюсь, – и если она в этом признается, то у нас появляется свидетель, с помощью которого мы прижмем этого Мудрозавра так, что никакой министр ему уже не поможет!

– Подожди, дорогой Брок, – задумчиво произнесла мадам Чу, – но Сашенька сказала, что драконихи подписывали согласие на операции… Тогда Дурилкин снова вывернется.

– Ч-черт, – прошипел земной сыщик. – Как не вовремя она вздумала капризничать!

– Глюк?..

– Сашенька!.. Ничего, завтра всё выложит, как миленькая! А потом и саму Глюк допросим. С особым, так сказать, пристрастием…

– А сейчас давайте-ка ложиться спать, – предложила Чучундра. И с ней вновь никто не стал спорить.

 

…Наутро, входя на кухню, Сашенька выглядела так, словно вчерашней обиды не было вовсе. Девушка даже напевала под нос веселую песенку, что-то там про левый берег Дона. Зато Брок помнил всё. И, встретив дочь холодным взглядом, буркнул:

– Ну?!..

– Что, папочка?.. – подняла Саша невинные синие глазки на голову отца.

– Ты… это… не прикидывайся этой!.. – задергал подбородком Брок.

– Папа, ты так любишь говорить загадками! – всплеснула руками Сашенька. – Это наверно профессиональное, да?

У Брока от наглости дочери даже перехватило дыхание, отчего нервно задергались головы Змея Горыныча.

– Или ты сейчас… – просипел земной сыщик, – или я потом!..

– Папа, не стоит шифроваться, тут же все свои! Говори открытым текстом.

– Дайте мне ремень!.. – проклокотало в горле у Брока.

– Папочка, милый, ты чего?.. – прижала к щекам ладони Саша. – Ты так соскучился по маме, да? Тебя гнетут неудачи в расследовании?.. Перестань, всё будет хорошо! Да и всё равно ремень не выдержит такого веса…



Андрей Буторин

Отредактировано: 29.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться