Чудеса и не только

Размер шрифта: - +

Глава 24. Sweet home

Пятеро стояли на набережной Невы, жадно вдыхая холодный ветер с залива. После мертвого воздуха темных земель он казался им необыкновенно вкусным.

- Наконец-то! - Глеб помотал головой, стряхивая остатки звериного обличья, и заправил под куртку медвежий клык.

Леська смотрела на воду, на огни, удивляясь движению и изменчивости. За время, проведенное у Князя, она привыкла к застывшей вокруг реальности, и теперь быстро меняющееся окружение пугало ее. И одновременно она сама тянулась навстречу ветру, который обволакивал, насыщал ее стихию, заставлял вспоминать.

- И куда теперь?

- Вы домой, - Чертов Викинг легонько похлопал ведьму по макушке.

- А вы?

- Мы приедем позже.

- Чего это?

- Того это, что здесь, по крайней мере, не грозит встреча с ее родителями, - пояснил Антон.

- Но она же сейчас нормально выглядит!

- Если на ней нормальная иллюзия, это не значит, что она мигом стала человеком, - терпеливо сказал Чертов Викинг. - Глеб, ну хоть тебе-то не надо объяснять?

Оборотень молча протянул другу ключи от мансарды, потом повернулся к Сашке и Дэну и мягко, но непреклонно облапил их за плечи:

- На вокзал, ребятки. Ваш отпуск закончился.

- Э, дай я хоть обниму ее на прощание, - завопила ведьма, пытаясь вывернуться из Глебовой лапы, впрочем безуспешно.

- Лучше при встрече, - поспешно сказал Антон, и ведьма перестала вырываться.

- Ждем вас дома, - Глеб обернулся, глядя на свою подчиненную: - Можете не спешить, вы и так меня достали дальше некуда.

Чертов Викинг только хмыкнул.

 

* * *

 

Ночью Леське не удалось заснуть. Ее мучал кошмар, будто она сейчас откроет глаза и обнаружит, что ей это все приснилось, а вокруг опять ледяные стены. Чертов Викинг тоже лежал не смыкая глаз - стоило ему провалиться в сон, как ему чудилось вокруг Средневековье или вспоминалась сцена в вампирском отеле, когда Леська исчезала в дверном проеме. Наконец обоим надоело нервно подскакивать или притворяться, что спят, когда подскакивал лежащий рядом.

- Пошли на крышу, - предложил Антон.

Ночью питерские крыши - не самое уютное место в мире. Леська поежилась, вспоминая ужасное ощущение холода, но Чертов Викинг держал ее за руку, и холод оставался только воспоминанием. Ветер трепал волосы, и Леська жадно дышала. Что может быть вкуснее свежего пахнущего морем ветра?

В небе метнулось темное пятно, направилось было к ним, но за несколько метров вдруг свернуло и быстренько улепетнуло, растворившись среди крыш.

- Это же была крикса? - растерянно спросила Леська. - Почему она убежала?

- Испугалась, - хмыкнул Антон.

- Тебя?

- Тебя.

Леська удивленно уставилась на парня, но тот говорил серьезно:

- Темные духи чувствуют твою более сильную сущность и боятся посягать на твою территорию. Ты стала сильнее меня... Может, теперь перестанешь мучиться комплексами неполноценности?

Леська посмотрела на него долгим взглядом:

- Я перестала ими мучиться, когда увидела тебя у вампиров. Когда поняла, что мне удался обряд.

- А я наоборот начал. Когда ты рассказала про сделку и исчезла.

- У меня не было выбора, - просто сказала Леська.

- Был. Ты могла выбрать безопасность. В любой момент бросить, развернуться, уйти. И это было бы разумно!

- Ты тоже мог бы, - пожала плечами Леська. - Много раз. Прежде чем идти к вампирам. Прежде чем лезть к темным. Или когда зашел в ледяную пещеру и не знал - человек я или нет. У тебя тоже был выбор.

Антон промолчал.

- Зря ты привел меня сюда, - прошептала девушка. - Здесь, в городе, так много людей. Я слышу как бьется сердце этажом ниже.

- Ты на них не нападешь, - спокойно заявил Антон.

- А вдруг?

- А на случай "вдруг" у тебя есть я, - пояснил Чертов Викинг. - Меня можешь грызть сколько угодно.

- И ты меня не боишься?

Чертов Викинг фыркнул, будто что-то его очень развеселило, и выдавил сквозь едва сдерживаемый смех:

- Нет, Лесь, я тебя не боюсь, я тебя люблю.

Леська вздохнула, хотела что-то сказать, но не смогла протолкнуть слова сквозь комок в горле. Да, впрочем, и не нужно было. Он и так знал, что она его тоже.

Шли дни и ночи, и те и другие переживались все легче, Леська уже не боялась дневного света и не металась в темноте по крыше, мучимая жаждой. Человеческое возвращалось, брало верх, загоняло темное "альтер эго" внутрь, в глубину. Леська вспоминала. Как хорошо просто гулять по Невскому, сидеть на набережной Петропавловки, бродить по Васильевскому острову. И как здорово заново переживать это с Антоном. Леська начинала подозревать, что с ним можно пережить вообще все.

После приключений в Альвхейме все чувства обострились, и с этим было нелегко, потому что голоса звучали для Леськи громче, цвета сияли ярче, движения ощущались сильнее, чем раньше. Но было и еще кое-что. Например, оставшись одна в шумной толпе туристов можно было...

Закрыть глаза, глубоко вдохнуть и прислушаться...

Сквозь иностранную болтовню, сквозь речи гидов, сквозь музыку и хохот, сквозь шум ветра и плеск воды в канале мысленно задать вопрос:

"Где ты?"

И во внутренней тишине, нарушаемой только стуком сердца, услышать:

"Иди ко мне".

Впрочем, у нормальных людей для этого есть мобильник. Когда Леська в шутку сказала об этом, Чертов Викинг покачал головой и признался:

- Знаешь, чего мне больше всего там не хватало?

- Ммм?

- Я тебя не чувствовал. Это бездонное ощущение расстояния... И есть какой-то кайф, когда можно вот так, напрямую, будто руку протяни.

Леська промолчала. Она тоже помнила то жуткое ощущение, когда эта невидимая связывающая их нить вытягивалась и истончалась расстоянием до едва обозначенного присутствия, а потом в ледяной пещере и вовсе исчезла. Это как лишить человека чего-то привычного и очень необходимого. А теперь необходимое выдали снова. Кайф?



Olga Sidorenko

Отредактировано: 17.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться