Чудеса не моего мира

Размер шрифта: - +

Глава 4

   

    Через несколько часов, в той же пустыне, послышался негромкий хлопок. Двое странно одетых людей появились будто бы ниоткуда, взбаламутив целую кучу песка.

  - И куда нас на этот раз выбросило? - язвительно спросила темноволосая женщина в не по-погоде теплом белоснежном платье, отряхивая с волос вездесущий песок. Ее спутник, мужчина в черных брюках и рубашке вытер рукой вспотевший лоб и на секунду закрыл глаза.

  - Пустыня Харишша, госпожа, - светло-серые глаза спокойно смотрели на раздраженную колдунью. - Западная ее часть.

  - И без тебя вижу, что пустыня! - она оглядела безрадостный пейзаж, но ничего нового не увидела - все те же коричневые барханы до самого горизонта. - Не похоже, что здесь мы найдем, то, что нужно... Может ты ошибся? Если ты зря выдернул меня спозаранку с постели, тебе не поздоровиться Сораж, я обещаю!

  - Я никогда не ошибаюсь, госпожа Миневра, импульс шел отсюда, - терпеливо ответил мужчина, ничуть не испуганный угрозами своей госпожи. - Нам туда, - он махнул рукой куда-то вперед и бодро зашагал, не дожидаясь ее. Он уже давным-давно устал прислуживать этой мегере, но маги не могут разорвать однажды данные обещания, к великому его сожалению. Если только не найдется другой хозяин, который разорвет старый контракт и заключит новый. Но кому нужен трус и предатель?

  Миневра злобно зашипела и поплелась за ним. Если бы проклятый маг ее предупредил, подумала она, загребая обжигающий песок ногами, она надела бы плащ и свои походные сапоги, а не легкие сандалии. Что-то он стал слишком наглеть, и, кажется, стал забывать, кому должен быть благодарен за свою свободу и жизнь. Ну, ничего, она напомнит зарвавшемуся магу его место!

  Минут через десять, Сораж остановился у неприметных серых камней и растерянно посмотрел на запыхавшеюся колдунью. Она только вопросительно подняла брови.

  - Портал должен быть здесь... - неуверенно протянул он. - Я чувствую точку выхода !

  - Только не говори мне, что мы опоздали! - она была готова убить его, а ее тихим голосом можно было заморозить Южное море.

  - Она не могла уйти далеко, я уверен. Я найду девушку, госпожа. И простите меня. - Маг даже не стал отрицать очевидное, низко склонив голову он проклинал тот день, когда встретился с Милитой.

  Колдунья же, успокоилась, унижение этого когда-то гордого человека всегда поднимало ей настроение.

  - Я возвращаюсь! А ты, пока не найдешь ее, мне на глаза не показывайся!

  Сораж отрывисто кивнул и через секунду они исчезли, растворившись в порталах и лишь их следы, впрочем быстро расплывающиеся от ветра, напоминали о них.

  

      Мы скакали больше двух часов, я ужасно устала и давно уже дремала, прикрыв глаза и откинувшись на грудь всадника. Все равно ничего интересного - песок, песок и еще раз песок. Мое бедное тело болело везде, особенно страдала напрочь отбитая попа. Я обрадовалась, когда на идеально ровном горизонте показались темные точки. Хоть какое-то разнообразие. Мы подъехали чуть ближе, и они превратились в высокие шатры из шкур неизвестных животных, чем-то напоминавшие монгольские юрты. Из некоторых поднимались белые столбики дыма. А вот и поселение кошколюдов! Примерно полусотня домиков, разбросанных в хаотичном порядке раскинулась на небольшой территории оазиса. Только вместо пальм, там росли низенькие деревья. Жителей было немного, всего десяток бродили между шатрами и занимались своими делами. Было страшновато, я не знала об их намерениях и, хотя мне до сих пор не причинили никакого вреда, вряд ли это надолго. Чужаков нигде не любят.

   Наш маленький отряд вихрем пронесся между юрт и въехал прямо в центр поселения, где было что-то вроде круглой площади, со странными большими камнями посредине. В нос резко ударил такой знакомый запах горящего дерева и жаренного мяса, что желудок загрохотал как барабан. Я глотнула вязкую слюну, как же хочется кушать! И как я три дня терпела? По-любому в этом шар виноват! Кроме запахов готовящейся на костре еды, еще терпко пахло шкурами.

   Те несколько кошек, что оказались в данный момент там, с вытаращенными глазами пялились на меня. А я на них. Секунд пять стояла оглушительная тишина, и она взорвалась множеством гортанных голосов. Мои сопровождающие или охранники отвечали им с довольными ухмылками на пушистых мордах. Даа, представляю, что они говорят... От множества взглядов зачесалась и так обгоревшая кожа. Мне стало не по себе, никогда не любила быть в центре внимания, а быть в роли пойманной добычи аборигенов на неизвестной планете, вообще самый жуткий кошмар, что могло приключиться со мной.

   Меня довольно бесцеремонно сдернули с ящера и схватив за плечо, потащили к самому большому шатру. От других он отличался черным цветом и замысловатым узором в нижней части. Я чуть не рухнула под ноги мужчине, потому что ноги отказывались меня держать. Лишь его рука удержала меня от позорного падения. Мужчина между тем раздвинул тяжелый полог и втолкнул меня в темноту шатра. Я споткнулась и чуть не упала, еле восстановив равновесие... Переход от яркого солнечного дня в полумрак, был так резок, что я мгновение ослепла. Когда зрение вернулось, оказалось, что я стою перед сидящим на низкой подушке совершенно седым котом, одетым в темные безрукавку и короткие штаны. Его желтые, как луна глаза в упор рассматривали меня, руки сложены на груди, а уши подрагивали. Он внимательно слушал отчет трех охотников, сначала они заговорили одновременно, но потом мой прикрикнул на остальных и указывая на меня начал речь. Я же молчала, все равно ничего не понимаю и вряд ли встревать в разговор и начинать первой мудрая мысль.

   Присесть мне никто не предложил, ноги гудели, хотелось есть и спать. И вдруг мне очень-очень захотелось по-маленькому. Блин, похоже, опять эта магия шарика проклятого! Там не хотелось, а тут... Как же стыдно. Я переступила с ноги на ногу, а коричневый все говорил и говорил... Я умоляюще подняла глаза на вождя, как же объяснить то? Но старик умный попался, он задумчиво посмотрел на меня и рявкнул длинную фразу на своем тарабарском языке. Мужчины снова засмеялись, и меня, наконец-то поволокли из шатра на улицу. Щекам стало жарко-жарко от прихлынувшей крови, так я еще не позорилась никогда.



Эльвира Сафарина

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться