Чудеса не моего мира

Размер шрифта: - +

Глава 23

 

Ласковое тепло костра разогнало холод тела. В душе же царил кавардак из чувств и эмоций, и больше всего было обиды - я же его спасла, а он... Казалось,что здесь все будет по другом, в любой опасности найдутся герои и помогут, вытащат из беды. Ха, тридцать три раза! 

Я клочьями вырывала тонкую и острую траву вокруг себя, так что скоро образовалась некрасивая проплешина. На месте обиды приходила злость, разгоняя кровь и стуча в висках. Злость на себя, такую слабую и трусливую, на мир, не оправдавший надежды, на Валеса, оказавшегося совсем не героем. 

- Раиса, - тихо позвал мужчина. 

Я так злобно посмотрела на него, что он сглотнул от неожиданности. 

- Ты руки порезала, - а в темных глазах была усмешка. 

Какой заботливый, аж противно! Ладони, и правда, оказались испачканы темно-зеленым соком растений, и кое-где кожу пересекали длинные порезы с выступившими капельками крови. Я так ушла в себя, что даже не заметила ни крови, ни острой боли. 

- До свадьбы заживет, - фыркнула я, встала и пошла к роднику. Валес лишь недовольно прищурился. 

Трава оказалась ядовитой и едкий сок так до конца и не отмылся, а ранки нещадно щипало. Через несколько минут я щеголяла пальцами как у Шрека - чудесно салатового цвета и распухшими вдвое. Раньше, еще на Земле, я полдня ныла из-за каждой мелкой царапины, а сейчас это казалось мелочью по сравнению с усталостью и обидой. 

Мужчина сидел все на том же месте, гипнотизирую огонь глазами. Даже не моргает! Ну и черт с ним! Спать хотелось страшно, но полянка перестала казаться мягким и безопасным убежищем. Плюнула на все и растянулась прямо на земле, поближе к костру и подальше от этого субъекта. Опасно, конечно, мало ли он может ночью сделать со мной, но глаза слипались и было уже все равно - пусть делает, что хочет, главное, что бы не разбудил. 

Проснулась я от боли в ноющих ладонях, в полной темноте и свернувшаяся калачиком от холода. Была полная темнота - костер почти погас, где-то тоскливо пела невидимая птица, а Валес темной горой виднелся рядом. Потом он зашевелился, похоже, услышал мои стучащие как кастаньеты зубы. 

- Иди сюда, - позвал он хриплым от сна голосом. 

Я, что - похожа на дурочку? "Скорее на снегурочку", - пропел внутренний голос. Упрямо отвернулась от него в сторону темного леса. И  даже не поняла, как меня оторвали от земли и через секунду уложили рядом, спиной к его мерно дышащей груди. Я пискнула и попыталась вывернуться, на что, он обхватил меня руками и ногам, будто коконом, так, что я  сразу согрелась. 

- Спи! - резко сказал мужчина на мои трепыхания. А как тут заснешь, спеленутая  этими горячими, тяжелыми руками? Но не прошло и пяти минут, как я провалилась в глубокий сон. 

Мне приснился мой, потерявшийся два года назад и так и не вернувшийся домой, сиамский кот, Соломон. Довольный донельзя пушистый, голубоглазый зверюга, утробно урча, топал сильными лапами по моей груди и животу. Я запустила руки в густую, белоснежную шерсть, от чего он затарахтел еще громче. 

- Где же ты пропадал, любимый мой? - прошептала я счастливо. 

- В тюрьме... - он тяжело вздохнул и  укоризненно на меня посмотрел. "Неправильный кот какой-то..." - удивилась я и проснулась окончательно. 

 



Эльвира Сафарина

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться