Чудеса реальной жизни

Размер шрифта: - +

5.2

 Я действительно не выходила из своей комнаты. Не хотелось как-то лишний раз видеть ухмылку Алекса. Но он сам пришёл ко мне, поздним вечером. И ввёл меня в ступор. 
 Во-первых, Алекс постучался. А потом он спросил меня, можно ли ему войти. Конечно, я не успела ничего ответить, как он уже сидел в кресле—мешке. В его руке был файл с бумагами, который он, видимо, не спешил мне показывать. 
 — Я уезжаю. Не будет меня дня два, не больше. Короткий инструктаж, как вести себя в универе, когда меня там нет… 
 — Я не пойду, — перебила я Алекса. Он удивлённо взглянул на меня. 
 Я не готова была что-то придумывать для Влада. За весь день мне в голову так и не пришёл нужный и правдоподобный ответ на вопрос, который Влад обязательно задаст. 
 И, честно, хотелось ещё немного отдохнуть. Первая неделя учёбы была для меня не из лёгких. Ох, что будет дальше? 
 — У меня был такой вариант, но я предположил, что ты завопишь и обязательно пойдешь. Даже, если бы я тебя закрыл, всегда есть окно. 
 — Ты идиот? Мы же высоко. 
 — Кто же знает насколько ты безумна, — Алекс улыбаясь, достал из файла бумаги и протянул их мне. 
 Конечно, наш мальчик устал и как же трудно ему подняться. А мне не трудно! 
 На самом деле, не трудно. Мне с самого начала было любопытно, что он тут принёс и почему не сразу это показал.
 Я взглянула на первую страницу. Это напоминало досье. 
Ставерин Владислав Владимирович.
Дата рождения: 11.11.1999. 
Место рождения: Джерси-Сити (Нью-Джерси).
 Ставерин Владимир Дмитриевич обанкротился в 1998 году и уже в начале 2000 перебрался с семьёй обратно в Россию. Через пять лет умер. Причина не известна. 
 Ставерина Алла Алексеевна после смерти мужа открыла сеть пекарен. Бизнес на грани банкротства. 
 Ставерин Владислав Владимирович школу оканчивал на домашнем обучении. Поступил в университет после вступительных экзаменов. 
 Я перевела взгляд с бумажки, к которой, кажется, начинала испытывать отвращение, на Алекса. Он заинтересовано разглядывал цветы на тумбочке. 
 — И что это? 
 — Это пока то, что я нашел. 
 — Не поняла. 
 — Так и знал. Элина, я видел аттестат Ставерина. Он окончил школу на тройки, а после этого сидел дома и бац, сдает вступительные и попадает в лучший университет области. Не странно? 
 — Может, он подтягивал свои знания. Это логично, — я сунула досье в руки Верхову и села обратно на кровать. 
 — Ты видела на чем ездит твой Владик – выпей лимонадик? – Я отрицательно повертела головой. 
 — На Бэхе, которая стоит, так-то, миллионов шесть. Откуда у матери, которая с трудом держит три или четыре пекарни, столько денег? 
 — Может он заработал? Накопил! 
 — О да! А ты знаешь причину банкротства отца? Я скажу! Связался с дилером и тот его прижал, а в документах написали простое «обанкротился».
 — Откуда ты это взял? 
 — У отца знакомые хорошие, которых я знаю почти всю жизнь, как и они меня. 
 — Нельзя всё так легко достать! 
 — Нельзя быть такой туп… Наивной. 
 Алекс стал расхаживать по моей комнате. Он нервно трепал волосы, словно ему это помогало что-то придумать. Резко остановившись, Алекс сел ко мне на кровать, совсем рядом. Я конечно сразу отсела подальше.
 — Ты, естественно, будешь продолжать с ним общаться? 
 — Эта бумажка и ты вместе с ней меня не убедили. 
 — Окей, я закрываю глаза на это. Но ты должна сообщать о всех ваших разговорах и прочем. То, как он гулял по парку и увидел шарик, меня, конечно же, не интересует. 
 — Не буду я тебе доносить разговоры. 
 — Будешь, — прошептал Алекс и улыбнулся. 
 Я услышала собственный стук сердца. Громкий для той тишины, что повисла в этой комнате. Что повисла между нами. Одни серые глаза не отрывались от других. Гипноз. Я чувствовала, как холод распространялся от кончиков пальцев выше, как дрожали мои ресницы. 
 Алекс был так близко, не смотря на то, что сидел на другом конце кровати. Он аферист! Гипнотизирует взглядом и шепотом. Заставляет практически перестать дышать. 
 И резко обрывает свою магию. Уходит, ничего не говоря в конце. Но должен! Он должен был сказать мне что-то. Нельзя бросать людей в этой тишине, что давит на виски. 
 Ночь была долгой, я почти не спала, почти каждый час просыпаясь. Под утро я снова не спала и размышляла. Думала о Владе и о том, что узнала. И о том, насколько я поверила всей этой информации. Я думала об Алексе. Верхов действительно тот человек, от которого не знаешь, что ожидать. 
 После того, как я налюбовалась рассветом, мирно уснула на краю кровати, глядя в окно. Разбудила меня Таня. Подруга хотела встретиться после занятий, прогуляться. Но я отказалась, позвав вместо этого ее в гости. 
 Долго ждать не пришлось просто потому, что я снова уснула и проснулась почти перед самым приходом подруги. 
 — Вот это хоромы, не моя комната в общаге, — говорила Таня, разглядывая зал. Я в это время пыталась заказать доставку еды. Кажется, я забыла, что такое есть. 
 После того, как мы поели, я снова решила вывалить на Таню поток новой информации. А Таня снова не верила мне. 
 — Он тебе дал не всю инфу, вот как пить дать, — проговорила девушка, кусая кусок пиццы. С томатами, черт их дери! 
 — Думаешь?
 Такая мысль у меня была еще вчера. То, что было написано на листке, казалось обрывками, вырванными из контекста. 
 Мы обе пришли к единому мнению, которое гласило, что полную информацию надо искать у Алекса в комнате. 
 Мы поплелись в его собственную мини-студию в квартире. Таня со мной согласилась, когда увидела ее. Девушка громко выражалась, разглядывая размеры комнаты и всё, что в ней находилось. 
Я осмотрела недокабинет. Сейф, естественно, был заперт, как и все шкафчики в столе. 
 — Запасные ключи должны быть где-то в этой комнате, — проговорила я, осматривая всё вокруг. 
 — Вы на ней прям зажимались? – Таня меня совсем не слушала, она смотрела и указывала прямо на кровать. 
 — Мы не зажимались, точнее, это Алекс, — ответила я. 
 Таня, перестав любоваться огромной кроватью, всё-таки решила помочь мне искать запасные ключи. У меня было странное чувство, я как параноик косилась на потолок в поисках скрытых камер и ожидала внезапного возращения хозяина квартиры. Но ни первого, ни второго не было. 
 Мы перешли в его гардеробную, обе пытались не шуметь и вслушивались, дабы сразу услышать звон ключей или чего-то другого. 
 Ключи нашлись на полке с джинсами. Запомнив место, мы, как настоящие детективы, направились к столу, оглядываясь друг на друга по пути. Ключи подошли, и мы открыли все ящики, в которых было почти пусто. Пара неинтересных папок с документами, старые билеты на самолеты и другой хлам. 
 — Чего тогда запирать на замок? – Не понимала я. 
 — Смотри, — запищала Таня. 
 Она убрала с самого нижнего ящичка папки и достала картонку, под которой была одна черная тонкая папка. 
 В ней не было информации о Владе, что сперва меня расстроило. Но, пролистывая эту папку, я заметила знакомую фамилию. 
 Верхов Алексей Викторович. Мать Северская Олеся Егоровна. Отец Верхов Виктор Анатольевич. Дата рождения 19.09.1996. Дата смерти 02.05.1998. 
 Это ребенок моих мамы и папы. И судя по дате смерти, это был не Алекс. 
 Я перечитывала эти строки, дрожащими руками держа папку. Ничего не понимая, пыталась осознать то, что читала. 
 У меня был настоящий старший брат, о котором я ничего не знаю. Откуда у Алекса это? И зачем?



Елена Голубина

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться