Чудеса реальной жизни

Размер шрифта: - +

7.3

 Сидеть под пристальным взглядом Влада, я не собиралась. И кинув через плечо, что скоро вернусь, вышла на улицу в поисках Алекса. Я не хотела, чтобы он считал меня предательницей, тем более, ничего подобного я не делала. Ну и плюс ко всему, нам надо было вернуться в ресторан и выдержать всё, что предстояло на этом чертовом ужине. 
 Верхов стоял за углом здания, где его наверняка не увидели бы гуляющие по тротуару люди или те, кто любит смотреть в ресторане в окно. 
 Он стоял ко мне спиной, с сигаретой в руках. Я медленно и тихо подошла к нему, аккуратно обняла Алекса со спины. Прижавшись щекой к плечу парня, я прикрыла глаза, обнимая крепче. Его рука легла на замочек из моих пальцев и отодвинув его, он сделал шаг вперед, дабы высвободиться из моих объятий. 
 — Алекс, — прошептала я его имя, не отрывая взгляда с серых глаз. – Мы не целовались, Алекс. 
 — Да? И почему я должен поверить, что вы с Владиком не целовались? – Он склонил голову на бок и кивнул мне. 
 Я открыла рот, но все мысли из моей головы вылетели, оставив там только ветер. Я закрыла рот и, глубоко вдохнув прохладный воздух, подняла голову вверх, надеясь, что золотые листья на дереве, помогут мне подобрать нужные слова. 
 — Знаешь что, мне надоело смотреть на то, как ты играешь рыбку, — Алекс вновь повторил за мной, открыв и закрыв свой рот. 
 Он достал из кармана пачку сигарет и, вытащив очередную сигарету, засунул ее в рот. Я потянулась к этой пачке, и быстро выхватив и зажигалку и саму пачку, вынула сигарету и затянулась, поджигая другой конец. 
 Алекс, обескураженный моим поведением, так и застыл с сигарой возле рта. Увидев, как я выпускаю серый дым вверх, он схватил меня за руку и отобрал мою сигарету, выкидывая ее куда-то в сторону. 
 — Совсем больная? Курить она вздумала. Я тебе пальцы сломаю, идиотка. 
 — Сам куришь и ничего. С чего решил, что мне можешь запрещать?
 — Я курю уже лет десять и тебе с этим ничего не поделать, а я вот могу взять и действительно сломать тебе пальцы, чтобы ты ложку не могла держать, не то что сигареты, — он отпустил меня и всё же подкурил сигарету, что всё еще держал в руке. 
 — Алекс… 
 — Заткнись. Что ты вообще выперлась? Иди обратно в ресторан и сосись со своим Владиком где тебе вздумается. 
 — Это ты закрой свой рот. Умный такой нашелся, веришь всем, кроме меня и поэтому ходишь с лапшой на ушах. 
 — А почему я тебе должен верить?
 Мы уже сорвались на крик, стоя напротив друг друга максимально близко, чуть ли не сталкиваясь лбами. 
 — Я. Не. Целовалась. С. Владом, — проговорила я, отделяя и выделяя каждое слово. – Он попытался это сделать, но у него ничего не получилось. Я тебя не предавала. 
 Алекс прикрыл глаза, подняв голову вверх. Я провела носом по его шее, пока это было возможно, пока никто не видел и сам Алекс не отталкивал меня. 
 — Я убью его, — прошептал Алекс, кладя руку мне на талию и прижимая к себе. 
 Он всё еще был напряжен, в его глазах плескалось некое недоверие ко мне, но всё же Верхов перестал отталкивать меня.
 Я прижалась сильнее к нему, и тихо мурлыча под нос, радовалась, что он близко и что он не злится на меня. 
 — Потом, хорошо? Он и так получил уже сегодня. 
 Алекс, едва дотрагиваясь до моего подбородка, заставил меня поднять голову и взглянуть на него. Я показала ему всё еще красную ладонь. 
 — Пощечина, после которой он решил попытаться меня поцеловать. Думаю, он и сейчас сидит с красной щекой. 
 — Я смотрю, тебя лучше не злить, — улыбаясь, проговорил Алекс. Он поцеловал мою ладонь, и после того, как взглянул мне в глаза, словно спрашивая разрешения, поцеловал меня в губы. 
 Сколько раз мы целовались? Раз? Два или три? Но эти губы стали мне родными, стали такими нужными. На градуснике моего внутреннего счастья, отметка «очень» в этот момент, была преодолена. Я сжимала пальцами его рукав, пытаясь устоять на ватных ногах. 
 Алекс поддерживал меня за талию одной рукой, а другой аккуратно касался моей шеи. Под его ледяными пальцами, моя кожа наоборот таяла. Словно, его холодные руки обжигали. 
 — Элина, — выдохнул Алекс мне в губы. Мы оба тяжело дышали, ибо воздуха после поцелуя безумно не хватало. – Прошу, не предавай, — прошептал Верхов. 
 Я коснулась его щеки и кивнула. 
 Нам надо идти в ресторан, пока нас не стали искать и не застали целующимися. Это был бы крах. 
 Мы улыбались заходя в ресторан, косились друг на друга, словно стали детьми, которые объявили себя женихом и невестой в садике. Но мы всё равно старались идти дальше друг от друга, что бы никто из сидевших за столом, не подумал ничего лишнего. 
 — Я вам заказал и не жалуйтесь, когда принесут, — строго сказал папа, хмуро оглядывая нас.—Достали бегать по ресторану, словно малые дети. Много чего надо обговорить. 
 — Витя, да ладно, они и есть дети. А поговорить, мы всегда с тобой успеем, — отвечала Алла Алексеевна. 
 Ксюша и Влад старались на нас не смотреть, показывая как их не волнует то, что мы вернулись. Но как только мы сели за стол, Ксюша облокотилась на Алекса, а Влад взял меня за руку. 
 — Как они прекрасны вместе, — любовалась нами Ставерина. 
 Я незаметно дотронулась до руки Алекса, потому-что парень остро среагировал на действия Ксении и Влада — Верхов поджав губы косился то на одну, то на второго. 
 — А когда будет свадьба этой прекрасной пары? – Не успокаивалась Алла Алексеевна. 
 — Она откладывается, — ответил ей Алекс вместо отца. Ксюша подняла голову, что бы взглянуть на своего жениха, убедиться что он шутит. 
 — Да? И почему ни я, ни родители Ксении об этом не знаем? – Отец снял очки и устало взглянул на сына. 
 — Я это решил совершенно недавно и хотел обсудить с тобой позже, — сухо отвечал Алекс. 
 — А со мной ты не хотел это обсудить? Алекс, что с тобой твориться в последний месяц? Ты, как приехала Элина, словно с ума сошел, — дрожащим голосом проговорила Ксюша. 
 — А я думал ты это поняла еще с последнего серьезного нашего разговора, — Алекс взглянул на девушку. 
 Я не видела теперь не его, не её. Но и смотреть не очень хотелось. Отпустив руку Влада, я, потирая плечо, отвернулась от них. 
 — О чем мы все должны поговорить? – Спросил Алекс у отца. 
 — О том, что мы теперь сотрудничаем с Аллой и её сыном. Все деловые тонкости уже в офисе, но есть и не только деловые тонкости. 
 — Да? И какие же? 
 — Ты действительно, сын, становишься всё более неуправляемым и я не знаю, правильно ли это или нет. Но с этого дня, ты перестаешь командовать Элиной… 
 — Папа, он не… — Перебила я отца, но он вытянув ладонь и сурово взглянув на меня, заставил замолчать на полу слове. 
 — Не лезь Элина. У меня везде, абсолютно везде есть глаза и уши. Алекс, если ты посмеешь еще раз что-то запретить, где-то скомандовать, взять на себя больше чем нужно, обещаю, нас будет ждать совсем иной разговор. 
 Я заметила, как было неловко Алле Алексеевне и Ксюше, они обе опустили взгляд. А вот кого веселил этот разговор, так это Влада. Ставерин с улыбкой наблюдал за Верховыми. 
 — И да, твоя свадьба с Ксенией состоится уже этой зимой, — добавил папа. 
 Свадьба. Этой зимой. Свадьба Алекса и Ксении. Уже этой зимой. 
 В моей голове были лишь эти слова, они меня словно вынесли из этой реальности. Я не слышала продолжения разговора, не замечала и присутствующих. Опустив голову, я смотрела на свои дрожащие руки. 
 Уже этой зимой я не буду жить с Алексом. Уже этой зимой, закончится всё, что только-только начало строиться.



Елена Голубина

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться