Чудеса реальной жизни

Размер шрифта: - +

10.2

В идеале, в мечтах, в своих фантазиях я хотела и представляла встречу мамы и Алекса. Это не должно было быть чем-то грандиозным, чем-то фееричным, но я считала, что это должно было произойти.
Надеялась, как глупый ребенок, что Алекс после этого события станет более открытым со мной. Считала, что маме станет легче. И я даже не могла представить, как развернутся события дальше. Ни капли не удивлюсь, если Верхов всё-таки умчится обратно в город, без прощаний.
— Это так странно. Ты изменился, а это место нет, — медленно проговорил Алекс, оглядываясь по сторонам в поисках урны.
Я молча указала на вечно пустое мусорное ведро. После отъезда папы никто не кидал окурки… Никто в принципе не курил в нашем доме.
— Проходите, пожалуйста, — тихо позвала мама и забежала в дом.
Я также, не говоря ни слова, взяла Алекса за руку и улыбнулась. Искренне надеясь, что благодаря этому простому, казалось бы, жесту, он в полной мере почувствует мою поддержку. Ведь знала, что должна быть с ним рядом в такие моменты.
Мама, словно пчела, летала по кухне, накрывая стол на обед. Все конфорки на плите уже были заняты — разогревалось всё, что, наверное, было в доме.
Я улыбнулась и подошла к нарезающей салат, маме. Нож замер над очередным помидором, а мама, как всегда, тепло улыбнувшись, посмотрела на меня.
— Не нужно салата, мам. Мы же не с голодного края приехали. Сядь и отдохни, а я доделаю всё сама.
— Чуть больше месяца самостоятельной жизни, а она уже всё сама доделает. Иной раз и посуду не мыла, — бубнила мама, качая головой и отходя от дощечки с несчастным томатом.
Я убрала недорезанный фрукт в холодильник и тщательно промыла нож. Краем глаза, я заметила, что и Алекс и мама стояли в разных углах комнаты и неловко, но с интересом, поглядывали друг на друга. Они были похожи на кошек, которых только-только запустили в одну комнату и они, наконец, начали принюхиваться.
Пока происходило сие событие, я глянула на то, что мама уже поставила разогреваться. Что первое, что второе было без чёртового томата и я спокойно выдохнула. Повернувшись к своим котам, то есть к маме и к Алексу, я постаралась не улыбаться.
— Садитесь быстро за стол. Кушать будем, — отдала приказ я, еле сохраняя серьёзное выражение лица.
Дома, на своей территории, я могла себе позволить намного больше, чем даже в квартире Алекса. Естественно, это не мог не заметить сам Алекс. Прищурившись, он оглядел меня, но ничего не сказал. Только сел за стол и продолжил наблюдать за мной. Мама же вспомнила о хлебе и убежала, чтобы нарезать его. Я лишь тяжело вздохнула и незаметно, раскладывая приборы, чмокнула Верхова в макушку.
Сейчас мне хотелось быть нежной, мягкой. Это моя тактика на этой нелегкой войне.
— Ну, мам, угомонись. Какие конфеты? Сядь и ешь вместе с нами, — не стерпела я, когда мама полезла в ящик за сладостями, когда тарелки с супом уже стояли на столе.
Я понимала маму, что ей тяжело и что ей нужно спрятаться за делами, работой, дабы оттянуть этот роковой момент разговора. Взяв маму за руку, я посадила её за стол и села сама между враждующими сторонами.
— Спасибо, — пробурчал Алекс, оглядывая стол.
Только сейчас, я подумала о том, что это его первый семейный обед с домашней едой. Всё то время, что мы прожили вместе, это были перекусы, доставки, и, конечно же, рестораны. Всё искусственное, без нужной частички уюта, любви. И раз Алекс привык к такой еде, значит отец также питается как попало.
В эту минуту, я мысленно поставила себе галочку в графе «накормить папу домашней едой». Сколько пользы, оказывается, принесла эта поездка!
— Приятного аппетита, дети, — тихо сказала мама и подвинула тарелку с пирожками ближе к Алексу.
От этого милого жеста я была готова расплакаться.
Хотя ели мы молча, висящее в воздухе напряжение очень медленно, но рассеивалось. Мама с улыбкой на лице, наблюдала за нами, а Алекс, кажется, начинал чувствовать себя более безопасно. Ну, а я, вертя головой, радовалась и лопала безумно вкусную еду.
— Спасибо, куда убрать? – Неожиданно спросил Алекс, доев последние ложки супа.
Я чуть не поперхнулась от искренней вежливости и мягкости в его голосе. Открыв рот, я уставилась на Алекса, пытаясь понять, тот ли самый Верхов сидит передо мной. И убедилась.
— Ну, чего ты на меня глазеешь? – В своем обычном тоне добавил Алекс, взглянув на меня.
— В раковину поставь, — ответила я и показала вдобавок язык.
Правду говорят, что рядом с мамами в любом возрасте у вас начинает играть детство в… ну, понятно где. Хотя не отрицаю, что так может быть только у меня.
— Алекс, садись обратно. Чай после обеда обязательно надо выпить, — подскочила мама.
Чай пили снова в глухой тишине. Эти двое даже чашку пытались беззвучно на стол ставить. Одна я гремела посудой, шуршала фантиками и громко стучала ногами по полу. Одно скажу: мне нравилось, куда всё шло. Я представляла и более ужасные варианты развития событий.
Пока мама убирала со стола, мы с Алексом выбежали на улицу, покурить. Сев на скамейку, я наблюдала за Алексом. Ловко достал пачку сигарет, прикурил и ещё пару раз просто клацнул зажигалкой, всё это время вглядываясь куда-то вдаль двора.
— Расскажи, — произнесла я, всё ещё не отрывая взгляда от Верхова.
— Что именно тебе рассказать? Для сказок еще рановато, — ответил он, поднимая голову к небу.
Не удивил, мальчик с колючками. Но я не боюсь обниматься с тобой, не боюсь этих острых иголок. Лишь поначалу неприятно, уколы слишком уж неожиданно вонзаются, но не сейчас.
— Расскажи мне то, что ты чувствуешь на данный момент, — я подошла к Алексу и едва касаясь, провела пальцами по шее.
Затягиваясь, раз, два, вновь, и ещё, Алекс оттягивал свой ответ дальше, на потом. И я его прекрасно понимаю, мне тоже было бы сложно понять и принять то, что чувствуешь, осознать. Но я не тороплю, я лишь обнимаю его и наслаждаюсь.
— Было очень вкусно, — всего лишь сказал Алекс, а затем обнял меня в ответ.
— Вы, что, вместе? – услышала я позади себя.
Мама удивленно смотрела на нас, протянув руку, словно статуя, застывшая от шока. А я почувствовала себя шустрым зайцем, потому что так быстро, резко и далеко я ещё не прыгала.
— Заходите-ка в дом, ещё чаю попьем, — сурово сказала мама, сделав странное ударение на слове “ещё” и кивнула в сторону дверей.
Опустив голову, словно нашкодивший котёнок, я взглянула на Алекса, который, в свою очередь, еле сдерживал ухмылку. Видимо, эту ситуацию мы видели по-разному.



Елена Голубина

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться