Чудеса случаются

Размер шрифта: - +

Чудеса случаются

Чудеса случаются






 

 Глава 1.

 

  Нормальные истории убийством дракона и спасением принцессы обычно заканчиваются. Моя на этом только начиналась...

 

  ...Итак, ясным весенним утром, я, принц Рауль, 3-ий и младший сын наровинского короля Ниобера, облачился в доспехи предков, усевшись на резвого скакуна и взяв копье наперевес, отправился освобождать прекрасную принцессу Анни-Лору, коварно похищенную поганым змием. Так об этом, наверное, было бы написано в дворцовых хрониках. Придворный хронист и летописец мэтр Сэльмэ уже шнырял в толпе придворных и гостей, собравшихся ради сего знаменательного события, в глубокой задумчивости покусывая кончик своей жидкой бороденки - наверное, подыскивал очередной уничижительный эпитет к "змию".

  Действительность, как это и бывает в большинстве случаев, была далека от лубочного глянца летописей. Я, в данный момент, например, в полном облачении, состоящем из собственно доспеха предков - тяжеленного и местами проржавевшего железного лома, а также 3-мя слоями фуфаек, надеваемых под-низ, болтался под потолком, на сложном приспособлении, призванном опустить меня на лошадь. Животина, хотя и была самой выносливой и смирной кобылой из всей королевской конюшни, едва почувствовав вес королевской задницы, не будь дурой, удрала. Как раз сейчас все конюшие, подконюшеные, помощники подконюшеных, а так же множество добровольцев из числа прислуги, носились по двору из угла в угол, пытаясь настичь взбунтовавшееся животное, не столько помогая погоне, сколько мешая, и получая от этого море удовольствия. В другое время я бы тоже позабавился, но положение повешенного не слишком располагает к веселью. К тому же мне жутко хотелось чесаться. Чесалось все тело, даже пятки. И это в то время как я с трудом мог пошевелить рукой! И еще было очень жарко. Вся нижняя фуфайка пропиталась потом, а воротник верхней сдавливал мне шею не хуже удавки. Чувствуя, что вот-вот сойду с ума, я попробовал сосредоточиться на том, что мне предстояло, но тут же в этом раскаялся, поскольку предстояла мне принцесса Анни-Лора - с ее лошадиными зубами, мышиной косой и идиотским смехом.

  Что делать - все принцы Наровина женятся на принцессах Ронеля - такова традиция. Мои старшие братцы Хенцель и Гензель уже получили в жены принцесс Анни-Монику и Анни-Каролину соответственно, старших дочерей короля Диэля; теперь была моя очередь пройти всю эту процедуру. Королевство Ронель было таким же микроскопическим, как и наше, а дочерей у короля Диэля было целых 12. В качестве приданного у принцесс было разве что луг да пара болот, особой красотой они тоже не отличались, но кроме Ронельских никаких других принцесс в округе не водилось, (кроме разве что Инесс Тонненбургской, но свататься к дочери самого могущественного Императора, имея всего 300 подданных было, по крайней мере, нелепо). Поэтому женитьба была предрешена с момента моего рождения. У меня правда была надежда, что моей избранницей станет черноглазая Анни-Роза, но бедняжка скончалась 3 года назад от скарлатины, и ее младшая сестра автоматически заняла место моей невесты. Так что если не случится ничего из ряда вон, то не позже чем завтра отец Виссарион из братства Розы провозгласит нас мужем и женой. При мысли об этом я ощутил такой приступ тоски, что не болтайся я как чучело на высоте 2-го этажа, то, наверное, не выдержал бы соблазна и удрал.

  С третьей попытки лошадь была повязана и подведена под мое седалище. Участники погони, запыхавшиеся, но довольные, сосредоточенно принялись опускать меня вниз. Канаты невыносимо громко скрипели, конюшие не менее громко орали, и только чудом на этот раз меня смогли водрузить на круп бедного животного. Ноги у кобылы подогнулись, но она с честью выдержала испытание, и после того как меня надежно закрепили и надели на голову шлем, я был представлен широкой публике. Со стороны это, наверное, было внушительным зрелищем, но изнутри шлема я мог наблюдать лишь отдельные фрагменты. Изнывая от жары, чесотки и идиотизма всего происходящего, я принял благословение от обоих королей, пробубнил ответную речь (звучала она как из ведра, впрочем, мой шлем и являлся ни чем иным, как ведром с прорезями для глаз и плюмажем) и под общие приветственные крики отправился забивать дракона.

 Главный охотничий дядька Мирон вел мою лошадь под уздцы, и попутно давал мне последние указания, конспиративно понизив голос:

  - Вы, Ваше Высочество, того, не сильно то его тыкайте копьем-то. Змию-то нашему, поди, триста лет в обед будет, он скотина такая и так нервный, не дай бог, спугнем, батюшка ваш мне башку отвернет. А то опосля свадьбы братца вашего, Гензеля, мне его 3 месяца обратно приманивать пришлось. Ушел, скотина такая, в поля, а там клевер как раз уродился, так он там и пасся целое лето. А поля-то мужицкие, холопы его хотели на вилы поднять, насилу отбили. Батюшке вашему пришлось откупного им заплатить....Да....Зато клевер у тот год знатный уродился...да...

 На этом месте дядька Мирон погрузился в глубокомысленные размышления о клевере, а я попытался сосредоточиться перед будущим представлением. Естественно никакой схваткой и не пахло. Тварью дракон был абсолютно безвредной и всеми повадками больше походил не на ящера, а на лошадь. Древним он был страшно - еще в старинных летописях Империи наш род был упомянут только благодаря тому, что дракон жил на наших землях (хотя возможно это был его предок).

  Никакого похищения не было тем более. В свое время дядька Мирон показывал мне книгу, в которой описывались способы дрессировки драконов, в частности каким образом заставить его взлететь и схватить желаемое, а также унести искомый предмет в известное место. Причем самым безобидным из этих способов было засунуть желаемое в стог с клевером ( представив себе Анни-Лору в стогу, я не смог сдержать нервного смешка). В любом случае эти ухищрения, по-видимому, срабатывали слабо - уже несколько поколений не видело, что бы дракон летал, не говоря о том, чтобы кого-то схватить. Все принцессы, желающие быть похищенными, приглашались прибыть на место действия своим ходом, и расположиться согласно сценарию. Для этих целей была построена небольшая башенка с балконом, откуда принцесса могла эффектно лить слезы и изящно помахивать платочком. В перерывах между похищениями башня использовалась окрестными крестьянами для просушки сена. Имелись также скамейки для гостей познатнее, травка на пологих склонах для гостей поплоше и камни для простолюдинов, дабы с близкого расстояния и в безопасности наблюдать за разворачивающимся представлением. Собственно говоря, вся эта романтика разыгрывалась исключительно для гостей - только эти "драконьи" свадьбы давали нашему крохотному королевству возможность хоть как-то держаться на плаву и не идти на поклон к могущественному соседу - Императору. Впрочем, заведись в наших землях что-нибудь посущественнее старого дракона, никакая сила не спасла бы нас от присоединения к Империи, а покуда мы могли безнаказанно наслаждаться своей независимостью. Вообще, вся эта ситуация сильно напоминала историю о "Неуловимом Морице ", которого никто не ловит, потому что он никому не нужен.



Ольга Нант

Отредактировано: 04.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться