Чудик

Размер шрифта: - +

Глава 7

Санька шагал по школьному коридору. После знакомства с Чудиком всё складывалось хорошо. Саньку в детдоме больше не дразнили. Он сам слышал шёпотки:

– Слыхал, что Чудик-то выкинул?

– Ага, слыхал!

– А чего было-то?

– Сашка Хомутов у Хозяина в гостях был!

– Как?!

– А вот так! Его ищут, а он дрыхнет себе прям во Дворце!

– Я бы померла со страху!

– Конечно. Ты ж не Хомутов!

Да и Громофон старалась держаться «в рамках». Санька боялся, что Лидия Николаевна буде сердиться на него, но она наоборот стала относиться к нему ещё ласковей. Да и Санька уже не боялся, что его посчитают любимчиком.

– Витька, привет! — навстречу Саньке выскочил Витька Широков.

– Ой, Сашк, привет! Придёшь сегодня к нам?

– Ага! А Ленка где?

– Стих учит. Говорил — с вечера выучи!

– Я хотел к Светке сходить, а там на лестнице эта рыжая дылда, Галька дежурит. Из начальной школы никого не пускает.

– Да я знаю! Меня тоже развернула, — с досадой махнул рукой Витька.

– Кого я вижу! Хомячок! — с лестничной площадки вразвалочку, ухмыляясь, вышел Кила. — Ты чегой-то не заходишь. Говорят, нос задрал, как в гостях у Хозяина побывал? Забыл друзей-то.

Санька почувствовал холодок внутри. Надо было этому Кулакову явиться. Теперь будет лезть… Санька оглянулся на Витьку. Витька смотрел то на него, то нам Килу и в его серых глазах стоял вопрос: «Ну, что же ты Санька? Неужели опять с ними пойдёшь? А мы?»

И Санька понял, что если отступит, то всё хорошее, что началось в его жизни исчезнет… Навсегда…

– У меня свои друзья есть.

– А мы значит тебе не компания? Мы тебя, понимаешь, пригрели, обласкали. А ты во как — задом к нам.

– Чего вы к нему пристали? — Витька встал рядом с Санькой. — Вам сказали — у него теперь своя компания. Заставили его на свалку ночью идти, а теперь ещё издеваетесь?

– Ой, кто это тут пропищал? — Кила с весёлой улыбочкой поглядел сверху вниз на Витьку. — Да это Мурзик, а я думал — мышка из подвала пробралась.

– Отстаньте от него! Сами струсили, а его чуть не убили там!

– Это кто струсил! Ты, Мурзя, смотрю совсем нюх потерял! Давно в фейс не получал? А то сейчас сделаем!

– Руки коротки!

– Ну, Мурзик… — Кила, нехотя размахнувшись, хотел уже было врезать по физиономии нахального второклассника, как вдруг… Каким-то быстрым, но ловким движением Витька нырнул под руку Киле, схватив его за запястье. В следующее мгновение Кила уже сидел коленями на полу с завёрнутой за спину рукой и орал благим матом. И никто не заметил, как испуганная Алёнка, видевшая потасовку, выбежала в коридор, ведущий в крыло к старшеклассникам.

– Ай! Мурзик, псих бешеный! Отпусти, руку сломаешь!

– Во-первых, я не Мурзик, а Виктор Антонович Широков! Понял? — спокойно, но зло говорил Витька, выкручивая Киле запястье.

– Да понял, понял! Руку отпусти, псих!

– Во-вторых, Сашка с вами больше не водится. Он наш друг! А вы ему не компания. Понял? И не лезьте к нему больше!

– Да понял! Руку отпусти! Ай!

– Ладно, гуляй!

Витька отпустил руку Килы, а тот поднявшись, злобно процедил сквозь зубы:

– Ну, Мурзик, держись! — и, добавив ещё несколько выражений, кинулся на Витьку. Но тут… Кулакову показалось, что в ухе разорвалась граната. Он инстинктивно развернулся и следующие удары пришёлся в глаз и зубы. И кто-то ловко подставил ему ножку, из-за чего Кила, собирая модной курткой мусор с коридорного пола, отлетел в угол. Он несколько секунд посидел, мотая головой и зажимая разбитые губы… Между ним и Витькой стоял, сжимая кулаки, Санька и смотрел ему в глаза.

– Ещё раз к нему полезешь, — с расстановкой произнёс Санька, — под хохлому распишу!

– А я добавлю! — Витька встал рядом с ним.

Кулаков попытался встать, но тут кто-то рывком поднял его за шиворот.

– Ай-яй-яй! Как нехорошо! Устроили драку на перемене! — Черемша с притворной заботой отряхнул куртку Килы. — Тебе же по-русски сказали — отвянь. Может тебе по-немецки или по-английски повторить?

Алёнка подскочила к ребятам:

– Вы как?

– Нормально, — сумрачно ответил Витька. Санька только засопел в ответ.

– Если кто и пострадал, так только этот. И за дело, — усмехнулся Олег, поправив красную повязку дежурного по школе. — Саньку вы не компания, понял? — он опять обернулся к Кулакову. — Они — парни во! Друг за друга горой! Не то, что ваша компания — кто больше выпендрится!

– Олег, ты только папе не говори, что Витька подрался, ладно? — Алёнка вопросительно глянула на Черемисина.

– Ладно. Вы давайте на уроки топайте, а то у Санька вон уже есть неуд по поведению за приключения на свалке.

Санька махнул рукой: мол, ну и фиг с ним!

– Это верно! Теперь-то тебе наплевать. Ладно, топайте, — Черемша протянул руку, пожав ладошки Витьки и Саньки. А когда ребята отошли, вновь повернулся к оторопевшему Киле. Только уже без улыбочки, сузив глаза.

– Вот что, Кила. Сашок не ваш, понял. Ещё раз к нему или Витьке прицепитесь, — процедил он, — я один раз предупреждаю. Увижу их с синяками — бить буду вас. Так что, смотри.

Черемша нагнал ребят у самых классов.

– Ты, Сашок, не бойся, — похлопал он Саньку по плечу. — Кила к тебе больше не полезет. А если прицепятся — говорите мне. Я отцу обещал за вами приглядывать, а я свои обещания привык выполнять. Бывайте!



Михаил Клыков

Отредактировано: 26.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться