Чудище

Глава 11

Лин привела Айриса к старому трехэтажному дому. Большая парадная уныло встречала гостей потрескавшейся краской и неприличными надписями, запах мочи намертво въелся в цементный пол.

Они поднимаются на последний этаж, и Лин немного медлит, пока шарит в кармане куртки в поисках ключа. Стены здесь, как и во всем доме, грязно-зеленого цвета, только надписей значительно меньше. Всего на площадке три квартиры, Лин открывает среднюю, под номером «восемь». Старая дверь, обтянутая клеенкой поверх пожелтевшего поролона, легко отходит в сторону и глухо бьется об угол обувной полки.

Квартирка маленькая и обставлена весьма скудно. В единственной жилой комнате под окном стоит продавленная с левой стороны кровать и двустворчатый шкаф. Старый стул подпирает распахнутую дверь. Три стопки книг ровными башенками лежат на полу вдоль стены. На них плотный слой пыли, Лин рисует на одной из книг знак, похожий на солнце и чуть хмурится.

Она чувствует вибрацию во всем теле. Осколки ампулы с «аурином» всплывают в памяти. Одна инъекция заморозила бы ее на несколько месяцев. Если бы она вколола лекарство себе прямо там, возле еще теплого тела Дори, то сейчас… Лин вскидывает голову к потолку, потому что совсем не может представить, что тогда сейчас с ней было бы, будь она уже под действием «аурина».

– Чья это квартира?

Голос Айриса выдергивает ее из мыслей. Лин оборачивается, парень уже разделся и изучает содержимое шкафа.

– Квартиру снял Дори, мы должны были здесь какое-то время переждать, – Лин тяжело опускается на кровать и снимает куртку, а затем и кофту. – Но все пошло не по плану.

Старая скрипучая дверца с грохотом встает на место. Айрис вытирает руки о штанины и поворачивается к Лин всем телом. Густая челка закрывает хмурый изгиб бровей. Лин откидывается на прохладное покрывало. В нос бьет запыленный ветхий запах старых тряпок. Действие таблеток заканчивается, и тугая выкручивающая боль накатывает на уставшее тело.

– Он не придет? – Айрис вновь отворачивается к шкафу, но стоит перед закрытой дверью, не проявляя былого любопытства.

Лин прикрывает глаза. Под веками вспыхивают зонтики электрического света.

– Поспи со мной, – просит Линнель и хлопает ладонью по покрывалу.

– Дори…  – голос Айриса обрывается, тонет в невыносимом звоне.

Лин встряхивает головой, пытаясь очистить уши, но звон лишь усиливается. Где-то на краю сознания мелькает мысль, что ей нужно закрыться от Айриса, спрятать свое обнаженное нутро. Она выстраивает внутри стену, кирпич к кирпичу. Плотно и надежно закутываясь в панцирь. Этому она научилась еще в детстве, когда дядя искал способ выяснить, что же она такое. Дочь своей матери или своего отца?

– Дори мертв, – она говорит терпеливо и настойчиво, словно в сотый раз, объясняя несмышленому трехлетке, как пользоваться ложкой. – Ты ляжешь со мной?

Линнель морщится, когда Айрис пытается толкнуться внутрь ее головы, пытается ворваться и раскурочить все своим неуемным любопытством. Он стоит, вцепившись пальцами в волосы. Его подбородок дрожит. И каждый раз, когда Айрис пытается сломать стену и добраться до чувств Лин, он качается вперед с тихим яростным хрипом.

– Покажи! Покажи мне, бл*ть, что ты человек! Покажи, что тебе жаль, что ты готова развалиться от горя! Хотя бы сожаление, Лини… Пускай, это будет хотя бы сожаление…

Линнель отворачивается к стене, пряча голову под одеяло. Айрис стоит прямо над ней, сжав кулаки. Но уже через несколько минут забирается под одеяло и прижимается к замерзшему телу.

– Ты не человек, Лини. Ты – тварь, – он страстно шепчет ей это на ухо, надеясь отпечатать каждое слово под кожей, чтобы не забывала. – Ты должна понимать, что он умер из-за тебя.

Лин закрывает глаза и откидывает голову на мужскую грудь. Айрис теплый. Ей это нравится, возможно, поэтому Лин засыпает почти сразу.

Она просыпается резко, за один короткий миг. Как будто выключили трансляцию сна и вытолкнули ее на свет. Солнце висит над окном и тянет горячие лапы через толстое стекло, чтобы обнять подушку и голову Лин. Она пытается спрятаться от него, но боль в теле вынуждает со стоном замереть.

– Выспалась?

Айрис стоит перед окном. Солнце за его спиной рассеивается мягким облаком. Его лицо размыто в этом свете.

– Угу. Сколько сейчас? – спрашивает Лин, потягивая онемевшие мышцы. Боль рождается в боку и растекается горячим онемением по спине и животу. Девушка садится на кровати, облокотившись спиной о прохладную стену.

Айрис швыряет ей на ноги пузырь с таблетками.

–Уже почти вечер. Прими их, ты бледная.

Линнель вертит в руках звенящий таблетками пузырь. Ей нечего сказать Айрису, да и говорить совсем не хочется. Она совершенно точно понимает, что ей нужно остаться одной. Почему-то одиночество ей сейчас кажется большим благом, чем пища, крыша над головой, даже «аурин» блекнет по сравнению с пустой тихой капсулой, в которую Лин желает замуроваться. Но она уже позволила остаться ему на ночь. Всего одна ночь! Лин отвинчивает крышку и глотает несколько таблеток, не считая и не запивая. Они мелкими камнями скатываются по пищеводу, оставляя горький жгучий след.

– Сан Линнель! – Айрис тянет буквы в ее имени, так, как произносил Дори.



Дария Волох

Отредактировано: 14.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться