Чудище

Размер шрифта: - +

Глава 26

Две пары глаз смотрят на него в терпеливом ожидании. Его мать и брат ждут, когда он им все поведает и покается, ведь они уверенны, что Айрис сам, по своей глупости пустился в бега, попал в руки работорговцев и оказался в мертвом списке. С ним всегда так было. Он связался с уличной шпаной лет с девяти, а потом одно за другим: драки, мелкие нарушения, отчисление из трех школ. Никто и не ждал, что из него выйдет что-то путное. И Айрис полностью оправдал их ожидания – взял и умер.

У его матери пшеничного цвета волосы и широкий полный рот, его наследие, то единственное, что мать передала Айрису, в то время как его старшему, более путевому, брату достались уважение и родительская ласка. Нет, Айрис не может врать себе и утверждать, что он был обделен любовью, ведь какое-то время в его жизни был отец. Первые девять лет жизни он был сыном, с которым играли в настоящие мальчишеские игры, где совсем не нужно было иметь амбиции или соответствовать каким-то непонятным ему идеалам. А потом отец ушел, скупо поцеловав сына в макушку. Айрис его видел только однажды, спустя десять лет, он покупал игрушечный грузовик своему другому сыну.

Мать Айриса садится рядом и неуверенным прикосновением пытается погладить кисть своего младшего сына. Получается как-то глупо и фальшиво, Айрису становится жутко неловко. Он спешит расчесать пятерней растрепанные локоны, избавляя и себя, и женщину от неудобного момента. От ее плотного тела пахнет духами вперемешку с кислым потом.

– Я вижу, что с тобой все в порядке, – наконец произносит она своим мягким мелодичным голосом и бросает короткий взгляд на старшего брата в поисках одобрения. – Думаю, все эти беседы о том, что с тобой происходило, можно отложить. Если, конечно, ты сам не хочешь поговорить? – она вопросительно заглядывает в лицо Айриса и, не дождавшись ответа, продолжает. – Что ж… Твоя комната сейчас переделана под кабинет Брино, поэтому я постелю тебе в гостиной, – она порывисто прижимает Айриса к мягкой груди и ему, кажется, что объятия искренние. – Антарис, мой сынок, я поверить не могу! Я так счастлива…

Очередной всхлип переходит в надрывное завывание. Айрис гладит мать по спине, задыхаясь от запаха ее тела. Он слышит ее растерянность и удивление, но вот радости в ее душе он не находит. Он устало улыбается стоящему поодаль брату и даже не пытается прочесть его душу. С него хватит! Не хочет падать в еще одну яму равнодушия.  Брино отвечает на улыбку брата и подмигивает, кивая головой в сторону кухни. Айрис медленно моргает в знак согласия.

Через каких-то десять минут материнское сердце с легкостью выпускает сына из объятий. Десять минут после нескольких лет смерти. Пожалуй, на большее Айрису не следовало и рассчитывать. Хотя признать честно, после того как они пришли за ним в Инспекцию, переполошив половину этажа, в его душе шевельнулась надежда. Однако долго она не прожила, задохнувшись от тяжелого запаха маминых духов в тесной кабине дешевого авто. Именно там мамино красноречие и рыдания закончились. Брат же, оставался неизменно сдержанным и напыщенным умником. Впрочем, как всегда.

Айрис проходит на небольшую кухню с добротным встроенным гарнитуром и мягкой дорожкой под ногами.  Прямоугольник окна занавешен цветастой короткой шторой, на подоконнике стоит одинокий горшок с увядшим цветком в окружении банок и контейнеров. Брино сидит на угловом диване красного цвета, на столе перед ним стоят две чашки с чаем. Он жестом приглашает Айриса сесть.

– Тебе предстоит достаточно длительная процедура по восстановлению своих прав, – говорит он, когда Айрис садится напротив. – Думаю, стоит подать заявление на разбирательство всех обстоятельств этого дела. Подумать только, торговля людьми в наше современное время! – Брино расстроено качает головой. – Еще это дело… Ты ведь не причем?

Айрис безразлично скользит взглядом по чашкам и смуглому лицу брата, чуть задерживает его на колыхающейся от ветра в форточке занавеске и вновь возвращается к кружке с чаем. Он не любит чай, никогда не любил, но в этом доме на подобные мелочи не обращали внимание.

– Я собираюсь уехать через пару дней. Нет необходимости восстанавливать мою личность, – сообщает он брату и намеревается встать, но тот легким хлопком ладони по столу останавливает его.

– Не спеши, Антарис. Сядь! Я прекрасно понимаю, что за четыре годы в твоей жизни могли появиться различные обстоятельства. Не спрашиваю какие, поэтому не берусь судить, насколько они важны, но, прошу, позволь тебе помочь, – Брино чуть качается вперед и заглядывает в напряженное лицо брата. – Давай все решать постепенно, вместе. Я… рад, что ты жив, Антарис. Не перебивай! Знаю, что ты не веришь, что возможно я в недостаточной степени умею показать свои чувства, но твое исчезновение и смерть помогли мне осознать, насколько ты мне был дорог. Поэтому я не хочу, чтобы с тобой что–то случилось. Я не оставлю тебя одного и не позволю больше делать глупости.

Айрис неловко дергает рукав тонкой куртки, красноречие Брино его застало врасплох. Он хмурится, обдумывая его слова и, наконец, согласно кивает.

– Хорошо. Пожалуй, ты можешь мне кое в чем помочь. Позже. Когда все сам обдумаю.

Брино улыбается и довольный делает шумный глоток чая.

– А теперь расскажи: как ты? Как твой дар?

– Усилился, теперь даже не нужно тактильного контакта, чтобы прочесть чужие эмоции. И я научился его сдерживать. Еще немного и думаю смогу полностью контролировать его.



Дария Волох

Отредактировано: 11.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться