Чудище

Глава 26

Летер в третий раз перечитывает послание от Точки. Он должен был думать, прежде чем доверить дело человеку с прозвищем «Точка». Он раздраженно кладет лист на стол и прикрывает его ладонью. Линнель Бери задержана Инспекцией, ее подозревают в убийстве.

Старый Бис покорно ждет возле двери, чуть склонив голову в поклоне. Летер достает из верхнее ящика стола книжку и отписывает наемнику вознаграждение. Он протягивает конверт Бису со словами:

– Передай. На большее пусть не рассчитывает, я и так переплачиваю. И, Бис, – он трет уставшую шею, – напомни ему, что об этом деле он должен забыть.

Крепкий мужчина с резкими широкими чертами лица почтительно склоняет голову и прячет конверт во внутренний карман пиджака.

– Узнай, что за человек инспектор Рони Гум, и можно ли с ним договориться. Пора Линнель занять свое место.

Летер жестом отпускает своего управляющего, и поворачивает голову к окну. В солнечном луче пляшут пылинки. Отсюда, со своего кресла кажется, что за окном весна. Солнце сегодня по-особенному мягкое. Летер довольно жмурится и закидывает руки за голову, на несколько секунд расслабляясь.

 Новый день несет с собой новые хлопоты. Сегодня ему придется лично присутствовать на собрании членов Межнационального торгового общества, главой которого он является. Те несколько судов, что незаконно сбывали товар на Большом острове, арестованы со всей командой, грузом и немалым доходом. Теперь предстоит решить, что делать с почтенным жителем острова Бай, который является владельцем этих четырех судов. Уважаемый син Ларингом является человеком рискованным, но надежным, именно поэтому Летер и вел с ним кое-какие дела, обнародование которых нежелательно. Необходимо как можно деликатнее решить этот вопрос, не хотелось бы действовать варварскими методами.

Летер встает из-за стола, расправляет рубашку и направляется к небольшому бару из потрескавшихся досок. Он купил его еще в период студенчества у местного разорившегося чиновника за ничтожную цену, и отчего-то до сих пор не сменил его. Летер распахивает дверцы и берет с полки небольшой графин с прозрачной жидкостью.  Наливает себе половину пузатого стакана.

– Твое здоровье, Лили, – шепчет он и опрокидывает содержимое в рот.

Дарка, крепкая, с привкусом трав и кислинкой ягод, обжигает глотку и жарким шариком растекается в желудке. Летер удовлетворенно вытирает губы и убирает все в шкафчик.

О своем возрасте Летер наверняка знает только то, что ему больше сорока. Точный год рождения он так и не выяснил, а теперь ему это мало интересно. Еще ребенком его подобрали с улицы сердобольные законники и перенаправили в приют для детей. Документов при нем не было, мать его была прислугой. Она пропала за неделю до того, как Летер оказался на улице. Хозяйке квартиры надоело прикармливать пацана, и она сменила замок, а вещи выставила за порог, те, которые нельзя было выгодно продать. Летер знал только свое имя, его осмотрел врач на наличие заразных и опасных болезней и предположил, что возраст того около пяти лет. Летер Бедоз, такое имя ему дали. Бедоз – название улицы, на которой его нашли. Это позже он узнал, что принадлежит семье монахов. Что мать его не просто исчезла, а ушла назад к «своим». Но притащить с собой нагулянного мальца не могла, ее бы снова вышвырнули на улицу. А она этой вольной жизни нахлебалась. Лучше уж молитвы и работа в монастыре. Но натуру не спрячешь, даже там она умудрилась нагулять еще одного ребенка. Собственно он ее и убил, роды мать Летера не пережила.

Летер неспешным шагом спускается в подвал. Ему хочется увидеть девушку, которую наказал два дня назад. Два дня достаточный срок, чтобы принять свое положение таким, какое оно есть. Он отпирает дверь и проходит в комнату, здесь уже достаточно прохладно, а зимой будет совсем невыносимо. Но до зимы девушка должна покинуть его дом, и будет ей холодно или нет, его уже касаться не будет.

Елена сидит на матрасе и водит пальцем по острой коленке, голова ее склонена на бок. Простоволосая, в неизменном тонком платье на тесемках-ниточках. Она скользит туманным взором по мужчине и вновь опускает его на свои ноги. Летер останавливается в дверях и складывает руки за спиной.

– Пойдем, прогуляемся, – предлагает он.

Девушка покорно встает, с трехногого стула берет цветастую шаль и заворачивается в нее. Летер пропускает ее вперед и плотно прикрывает за собой дверь. В прихожей он накидывает на плечи Елены куртку, и они выходят на улицу, к небольшому саду за домом. Там есть беседка, увитая колючими ветками. Скелет когда-то плодоносящего винограда. Вот уже три года, как на нем не появляется ни одного цветка и ни одной ягоды. В этом естественном склепе Летеру спокойно и хорошо, он часто проводит здесь вечер в компании бутылки дарки и ветра, свистящего между костями-ветками.

Летер смотрит на бледную почти прозрачную кожу девушки, на покрасневший от холода нос и протягивает ей свой шарф.

– Оденься, не хочу, чтобы ты заболела.

Елена вздрагивает и отшатывается от его руки. Губы ее сжимаются в тонкую алую ниточку. Она садится на скамью у противоположной стены, держит спину прямо, а руки укладывает на колени. Летер в раздумье осматривает полумрак тесной беседки и невольно ухмыляется. Решила показать коготки? Что-то хищное просыпается на самом дне его нутра. Он садится напротив, распахивает полы пальто и хлопает себя по ляжке.

– Пересядь, – приказывает он, – сюда.



Дария Волох

Отредактировано: 14.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться