Чудище

Размер шрифта: - +

Глава 13

Отведенного Лин времени хватает на то, чтобы принять душ, одеться, расчесать спутавшиеся колтуны волос и несколько минут посидеть на собственной постели, усмиряя дикие всплески чувств. Она спускается в столовую с привычной для себя холодной головой.

Все участники этого события уже сидят за столом – бездвижные, почти картонные. Меловые пряди Ариса безумно торчат в разные стороны, взор скачет по комнате, предметам, лицам, пока не натыкается на Линнель. Сердце ее на секунду сбивается с ритма, но тут же выравнивается.

– Лини, – шепчет он и встает.

Стул позади него с грохотом падает.

Айрис подбегает, сдавливает ее в длинных руках и втягивает в омут собственных эмоций - горьких и тягучих. В глазах Лин темнеет, она заваливается, словно отключенный от питания механизм.

– Прости, Лини, прости, – извиняется Айрис, подводит ее к столу и усаживает рядом с собой.

Лин осторожно отпивает из стакана воды.

Звонкие редкие хлопки разрывают напряженную оболочку вокруг пространства. Летер веселится, аплодируя и отвешивая поклоны по обе стороны от стола. Айрис находит ладонь Линнель и сжимает ее.

– Позволь тебе представить моего нового помощника, – Летер наливает в три бокала тайги и подставляет один к Линнель, второй – перед неподвижной Еленой, а третий берет в руки, – Антариса Вина.

Линнель с трудом сдерживает вскрик, когда Айрис, дурея от злости, сдавливает ей пальцы. Летер поднимает бокал и, не дожидаясь ответа, опрокидывает все содержимое в рот.

– Он убил Биса, – поясняет дядя и принимается за еду. – А раз убил – придется заменить его. Талантливый мальчик, но немного взбалмошный. Думаю, ты это и сама знаешь.

Боль, острая, невыносимая вспарывает Лин как подопытного зверька. Айрис каменеет, выцветает, превращаясь в глиняную фигуру. Он следит за Еленой – он всегда следит только за Еленой. Но в этот раз он словно ищет одобрения в ее глазах. Руки Елены слегка дрожат, когда она накалывает кустик травы, который ей любезно кладет на тарелку Летер Бидоз. Она делает вид, что не замечает пристального взора Айриса. Она странным образом отдаляется от всей этой бессмыслицы, как будто ее вовсе тут нет.

– Да, Лили, ты все правильно поняла, – продолжает Летер, как ни в чем не бывало. – Эти несколько дней были насыщенными. Людей губят их страсти, – он касается тонкого фарфорового запястья Елены, девушка вздрагивает. – Я был уверен, что ты не такая. Но ты здесь, а значит я ошибся. Кто из них твоя страсть? «Сердце Айры»?

Линнель спокойно встречает лукавый взгляд своего дяди. Тело привычно наливается силой, напряжение звенит в мышцах. Блоки с легкостью растут в голове, образуя несокрушимою стену – тело и дух готовится к бою. Линнель в предвкушении подается вперед.

– Оба они принадлежат мне! Каждый из них – мое сердце.

Летер довольно потирает руки, он раскручивает в руке бокал, но ставит на стол, так и не притронувшись.

– Твое божественное начало делать тебя почти безупречной. Сара была значительно слабее. Чем больше она влезала в чужие головы, тем сильнее ею овладевало безумие. Мне пришлось ее запереть, ты ведь помнишь это? А ты всегда отличалась сдержанностью. Равнодушная, почти без эмоций. Не удивительно,  что в итоге ты совсем потеряла способность чувствовать. Это спасло тебя от сумасшествия? Или есть другой способ избежать родового недуга?

Линнель отвечает ему полуулыбкой. Она салютует Летеру стопкой, прозрачная жидкость выплескивается через край. Выпивает все одним шумным глотком, несколько капель стекают по подбородку. Лин не вытирается. Прикрывает на мгновенье веки, но под ними полыхают огни, желанная тьма не приходит.

– Я помню, что Сара сошла с ума из-за тебя! Ты так хотел наказать себя, что заставлял лезть в твою голову снова и снова. Почему ты просто не убил себя?

– В чем же, по-твоему, я виновен?! Только в том, что делю тело с этим чудовищем! Он так много отнял у меня, так много уничтожил. Только он заслуживает наказания!

Летер подается вперед, белки глаз отражают солнечный свет. Вены на шее набухают и темнеют.

- Лили, ты такая упрямая! – обвиняет он. – Ты, как всегда, видишь только две стороны. Но Дарен Каси  – это третья сторона. Он все время выскакивает, словно бешеный пес, и все портит. Дарен становится неуправляемым, опасным. Он нападает на моих людей. Едва не убил законника, а ведь я дал четкие инструкции Бису: просто честно тебя купить. Но этот проходимец обвел даже старого Биса. И что же я могу предпринять? Страдают невинные. Страдают твои особенные, и я должен защитить их! Если бы ты только знала, что пришлось пережить Елене по вине этого ублюдка!

– Ты! Это был ты! – рычит Айрис, и Лин вздрагивает от резкой одуряющей волны.

Айрис швыряет два кулака между хрупкими столовыми приборами, стол звенит и громыхает. Лин перехватывает рукой живот. Внутренности сжимаются от острой боли, тошнота подкатывает к горлу.

– Усмири своего мальчика, – тихо предупреждает Летер Бидоз.

Линнель чувствует это первой - Бешенство, дикое пьянящее, которое с силой обрушивается на них. Блоки ее трещат, но выдерживают. Ее швыряет на стол. Елена и Летер валятся на пол. И только Айрис сидит на прежнем месте, поглощенный своей ненавистью.



Дария Волох

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться