Чудовища оптом и в розницу

Глава 2

Приска готовила ужин. В одной руке она сжимала длинную ложку, которой медленно помешивала содержимое высокой кастрюли. Вид у варева был не слишком аппетитный, мутная густая масса булькала и пузырилась. Но Приска точно знала, что суп получится вкусный, а голодные после работы мужчины съедят все до последней капли.

Второй рукой она небрежно смахнула со стола крошки. К приходу семьи в доме должны царить чистота и порядок, еда должна быть горячей, а вещи постираны и развешены на просушку. Потому что порядочную гномиху никто и никогда не должен видеть за работой. Это, впрочем, не означает, что работа сделает себя сама.

Наконец, она облизала ложку и отложила ее в сторону. Обмотав руки тряпкой, Иска сняла кастрюлю с огня и поставила на стол. Туда же отправились восемь глубоких мисок, столько же ложек.

Посуда была из дерева, очень легкая, сделанная наверху – любимый сервиз покойной матушки. Приска никогда не видела деревьев, но побывавший над горой Бурр рассказывал ей, как они выглядят:  огромные, непрерывно шевелящиеся, бесформенные кучи, состоящие из маленьких тонких зеленых пластинок. Верилось в это с трудом. Что ж, для того, чтобы сделать такую посуду, пластинки вполне могли бы переплавить и залить в форму. Но как и зачем менялся их цвет?

Приска встряхнула головой от досады. У нее было семь братьев, приложивших не мало усилий для того, чтобы она поняла: им доставляет огромное удовольствие рассказывать ей небылицы. Иска очень любила братьев, но иногда ей хотелось бы знать правду.

В самый центр стола гномиха поставила огромное блюдо с лепешками. И насторожила уши. Остыть они уже не успеют. Гулкое эхо коридоров издали принесло звук шагов.

Приска тыльной стороной руки стерла пот со лба и торопливо поправила волосы. Когда распахнулась входная дверь, она сидела за накрытым столом, сложив руки на коленях и всем своим видом давая понять – к расставленным на столе кушаньям она не имеет абсолютно никакого отношения.

В дверях стоял Адкорбват, слегка покачиваясь из стороны в сторону. С его шеи свисала завязанная узлом грязная тряпка, в петлю была просунута рука. Гном пришел один. Он грустно-грустно глядел на девушку огромными блестящими от слез глазами. Из-за длинной всклокоченной бороды разглядеть что-либо кроме этих глаз было совершенно невозможно, но Иска мгновенно подавила всколыхнувшуюся внутри панику. Если Адди пришел домой сам, значит ничего страшнее занозы с ним не приключилось. В противном случае братика транспортировали бы всем семейством, с оханьем и причитаниями. Впрочем, не стоило расслабляться, поскольку даже из банальной занозы Адкорбват способен был устроить настоящее представление.

Он шумно вздохнул и медленно двинулся к ней. Каждый раз, когда он поднимал ногу для следующего шага, с огромных кожаных сапог на пол и тканые коврики осыпалась черная угольная пыль.

Приска открыла рот, но тут же его захлопнула – гном, не позаботившийся оставить грязную обувь за порогом, не дождется от нее сочувствия. К тому же, братец Адди выложит ей все в мельчайших подробностях, даже если она ничего у него не спросит.

К огромному удивлению Иски, брат не сразу принялся расписывать свои страдания. Он, болезненно морщась, опустился на стул и начал рассказ издалека:

 - Я открыл новую побочную жилу, - похвастался он, запихивая в рот сразу половину лепешки, невесть как оказавшейся у него в руке, - хороф-фая жила, мно-о же-э-ной у-уды.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание, Адди жевал, Иска следила за ним во все глаза. С ней, с женщиной, никто и никогда не разговаривал «про работу». Впрочем самому младшему из ее братьев и без того было не занимать эксцентричности.

- Руды много, но лежит далеко от основного штрека, - протянул он, - Бурр сказал, если я нашел, мне выпала честь копать впереди всех, - гном притих, рассеянно обтирая жирные пальцы о скатерть, после чего невозмутимо возвратил руку обратно в повязку, - завтра дядя крепи подвезет, новые анкеры опробуем. В западных шахтах хвалили. Для начала, конечно, дополнительные стойки поставим, для подстраховки. Кто их знает, этих западников... - лепешки исчезали одна за другой, - но тебе это, конечно, совсем не интересно, - вдруг спохватился братец.

Приске было очень интересно, но она, промолчала.

- Только я себе на руку кирку уронил! – Адкорбват гордо продемонстрировал обмотанную тряпками руку, - чуть совсем без пальцев не остался. Как жаль, что я не смогу разрабатывать эту жилу. А ведь сегодня все там остались, всю ночь копать будут, стойки носить. А мне пришлось возвращаться.

Иска вздохнула. Под горой Адди слыл невиданным героем. Он периодически сражался с подземными демонами (как правило, пугливые демоны разбегались, едва заслышав его шаги), помогал старушкам донести до дома кошелку с углем или снимал с перекрытия перепуганного домашнего слизня. Разумеется, по завершении подвига утомленного героя ожидали заслуженный длительный отдых, усиленное питание и всеобщая любовь. Сегодняшняя заурядная травма была явным жестом отчаяния. Вероятно, как-либо иначе избежать неурочной работы он не сумел.

Адди был позором и страшной тайной их семьи. Они никогда не посмели бы вслух признаться в том, что под их крышей вырос ленивый гном.

Иска неторопливо наполнила одну из мисок и поставила перед братом. Она никогда не оставляла надежды:

- Ешь суп. Я соберу ужин для всех, отнеси его в шахту.

Ложка выпала из мигом ослабевших рук Адди и гулко ударилась о каменный пол. Что не помешало гному застонать и картинно схватиться за ногу.

- Прости, сестренка! Кажется, я не смогу пойти...

***

Подземный город оживал на глазах. Тут и там распахивались двери каменных домов. Женщины выставляли свечи за порог, и те постепенно наполнили пещеру робким дрожащим светом. Навстречу Иске прошла шумная группа мужчин с кирками наперевес, и девушка поторопилась поглубже натянуть капюшон, чтобы ее не узнал никто из знакомых.



Таша Тутова

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться