Чудовища оптом и в розницу

Размер шрифта: - +

Глава 3

Эрвин увидел поместье Рамос-Иолы Бринно еще полчаса назад, но размытые недавними дождями дороги не способствовали быстрому продвижению кареты. И даже когда демонова телега въехала, наконец, на территорию поместья, им все еще предстоял длинный путь. Между воротами и парадной дверью простиралось несколько гектаров запущенного сада, напичканного клумбами, зелеными лабиринтами и почти неотличимыми от них дорожками и аллеями. К счастью, через парк шла широкая мощеная камнем дорога, более или менее пригодная для проезда кареты.

За последние два дня Эрвину так часто приходилось толкать завязшую в грязи колымагу, что одежда его покрылась надежной броней из пыли и засохшей земли. Карета всякий раз выбиралась из ямы, очень может быть, что не благодаря его усилиям, а вопреки им. В душе он всякий раз желал ей провалиться.

Мужчина неимоверным усилием воли отогнал от себя мысль о том, что ему все еще предстоит обратный путь, и заставил себя улыбнуться.

Карета остановилась, Мосс распахнул дверь и неловко спрыгнул на землю. Грязь комьями посыпалась с его сапог и куртки. Он сделал несколько довольно неуверенных шагов к парадной лестнице. Затекшие ноги подгибались, а для сохранения равновесия ему, кажется, отчаянно не хватало тряски и прыжков по ухабам.

С высоты пятнадцати мраморных ступеней за его мучениями равнодушно наблюдала пожилая женщина в белом переднике. Выражение ее лица не изменилось даже после того как Эрвин, преодолев разделяющее их расстояние, представился и предельно вежливо сообщил, что желает побеседовать с хозяином этого поместья. И повторил настойчиво:

- По личному вопросу.

- Господин Рамос-Иола не сможет вас принять,  – ответила женщина без тени эмоций, - он покинул поместье по важному делу. Вы можете оставить свою визитную карточку.

Эрвин почувствовал, как медленно поднимаются волосы у него на затылке. Он уже видел эту пьесу раньше, и в прошлый раз финал не пришелся ему по душе. Тем не менее, он продолжил разговор и убедился, что женщина не знает (или не желает ему рассказывать), куда именно направился и когда намерен вернуться господин Бринно. С тем же каменным выражением лица женщина пожелала Эрвину счастливого пути и беззвучно нырнула в дверной проем. Для своих лет, она двигалась очень быстро и легко.

- Что, милашка Тия дала тебе от ворот поворот? – поинтересовался кучер, хихикая. Карета была слишком далеко от дверей, для того чтобы он мог услышать их разговор. Но вполне достаточно было видеть перекошенную физиономию Мосса чтобы успешно прийти к правильному выводу.

- Она была сама доброта, - разочаровал его Эрвин. Он осознанно тянул время, мысль о возвращении в карету была невыносима. А еще это было бы равносильно признанию: «Мучения последних дней были абсолютно напрасны», - она советовала мне прогуляться по парку перед долгой дорогой. И я не стану пренебрегать ее любезным предложением.

- Как скажешь, приятель, я буду на кухне, - жизнерадостно отозвался кучер, - если повезет, там отыщется что-нибудь посимпатичнее той бурды, что мы жрали сегодня на завтрак. Когда я заезжал сюда две декады назад, Митти пообещала угостить меня чем-то особенным. Вот ты думаешь, она про еду говорила, или как?

Эрвин молча повернулся спиной к негостеприимному поместью, к забрызганной грязью карете, к болтливому кучеру – и пошел вперед. Вскоре выбранная им тропинка истончилась и окончательно потерялась в высокой траве. Мужчина остановился, впервые обратив внимание на окружающий пейзаж. Вид у неухоженных кустов и газонов был очень жалкий. Неужели, уезжая, хозяин поместья прихватил с собой всех своих садовников? Мужчина повертел головой, убедился, что отошел достаточно далеко от дороги и шумно выдохнул.

- Проклятая карета, демонова дыра, старая вредная грымза, - принялся Эрвин с удовольствием перечислять причины своего недовольства. Причин было много, а вскоре к ним добавилась еще парочка:

- Ах вы мелкие одинаковые паршивцы! Родители не говорили вам, что люди – это плохая мишень для игры в мяч?

Два маленьких светловолосых мальчика глядели на него внимательно, почти не моргая. На вид им было лет по шесть или может по десять – Эрвин плохо представлял себе, в чем выражается разница.

- Папа очень много работает и редко приезжает надолго, - ответил, наконец, тот из мальчишек, что стоял справа, - нашим обучением занимается гувернантка.

- А мама умерла, давно, - добавил второй.

- В таком случае ваша гувернантка, вероятно, слишком добрая женщина, - заметил Эрвин, остывая, - если бы я вздумал стукнуть гостя мячом по голове, тем же вечером отведал бы ремня...

Мужчина не без любопытства разглядывал близнецов, отметив и свежую ссадину на коленке одного, и перепачканные травой костюмчики. Очень хорошая, дорогая ткань. Кажется, у Бринно действительно были дети...

- Госпожа Тилирия предпочитает розги, - уточнил правый мальчик, на его лице не дрогнул ни один мускул. А вот стоявший слева моргнул и нахмурил белесые брови. Кажется, он собирался заплакать.

- О, только не это, - выдохнул Эрвин.

Он отчаянно пытался вспомнить, что же делала его мать, когда он в детстве принимался реветь. Мужчина рассеянно поднял мяч с земли, подбросил его в руке, примериваясь. И запустил в стоящее неподалеку дерево. В воздух с криками взметнулось несколько ворон, возмущаясь безвременной гибели своей родственницы.  Один из детишек уважительно присвистнул, второй ребенок тем временем сморщил нос и тихо захныкал. Наконец Эрвин решился и неловко погладил его по голове. Волосы были тонкие и мягкие.

- Ну же, никаких розог на сегодня, - пообещал мужчина, - хотя, конечно, следовало бы, если вы всегда так встречаете гостей...

Мальчишка шмыгнул носом и заревел громче. Его брат смерил Эрвина презрительным взглядом, но потом все же сжалился над ним:

- Ты ревешь как малявка из девчачьего пансиона, Нико! – сказал он громко, - сейчас отовсюду сбегутся няньки и примутся подтирать твои сопли вышитым платочком.



Таша Тутова

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться