Чудовы луга

Размер шрифта: - +

28.

  - Кай, не ходи туда.

   - Еще чего? Лаэ, ты сдурел? А ну пропусти.

   - Ты же сам велел никого не пускать, - настаивал молодой голос.

   - Чтооо? Я тебе меня не велел пускать?

   Ласточка с трудом разлепила глаза - в который раз за сегодня. Несколько дней спала урывками - сколько бог пошлет. Иногда не соображала уже, на каком свете - виделись яркие обломки снов, летние, душистые, полные ветра и солнца... потом ее будил стон Ланки, которую в очередной раз начинало прихватывать, или голос лорда Гертрана. Он еще толком и повернуться не мог, а единственная ласточкина помощница некстати завалилась рожать.

   Ласточка даже не знала, чем штурм кончился, слышала только днем радостный рев во дворе и как выкрикивали имя молодого лорда.

   За дверью препирались. Слышен был сорванный каев голос, в котором проскальзывали злые нотки.

   - Там Лана родами мается, - решительно сказал найлский парнишка. - Не ходи.

   - Нужна она мне. А ну отошел от двери.

   Ласточка потерла виски, голова отяжелела - то ли от чадного воздуха, то ли от духоты.

   Надо бы открыть, зарубит еще парня сгоряча. Она уж и сама не знала, чего ждать от болотного лорда. Временами он еще походил на ее, прежнего Кая, веселого, хоть и вздорного нравом мальчишку. А временами...

   Чей ты теперь...

   Встала, кутаясь в нагревшийся плащ, пошла к двери, высунулась, увидела узкую черную спину Лаэ. Перед ним застыл Кай, страшный, встрепанный, грязнущий - правая рука лежит на рукояти меча.

   - А, ты не спишь, - увидел Ласточку, отодвинул найла в сторону, шанул вперед.

   Без церемоний сгреб в охапку, притиснул к себе, поймал губами губы.

   Здоровый стал, черт.

   Жаром и смертью так и шибало от него, словно только что из пекла вылез. Смертью, желанием, дикой, необузданной силой, которой неведомы запреты.

   Ласточка жмурилась и подставляла лицо под поцелуи, жадные и горячие, нимало не заботясь о том, что на них смотрят три пары глаз.

   Кай так и остался стоять на пороге, немедленно распустил руки, едва под подол не полез. Дышал тяжело, словно пробежал миль десять без остановки и все прижимал ее к себе, крепче и крепче, с силой проводя по спине, по плечам, бормотал на ухо.

   - Моя хорошая, сладкая...

   У Ласточки поплыло перед глазами, воздуха не доставало - как в тисках зажали.

   Она наконец опомнилась и уперлась руками в прикрытую кольчугой грудь, вырываясь.

   Кай только усмехнулся, поднял ее в воздух и закружил, не обращая внимания на тесноту в комнате. На щеке алела широкая спекшаяся полоса, запачканная белыми потеками.

   Запах недавнего боя, исходивший от него, тяжелый, острый - крови, железа, извести и пота, отчего-то не казался ей отвратительным.

   Запустить бы руки в спутанные волосы... забыть... обо всем...

   Хоть на пару мгновений.

   - Ух ты, - сказал вдруг Кай, - это ты для меня сварила?

   Удушающий захват разжался. Ласточку поставили обратно на пол и прошли мимо, к камину, где томился котелок с супом.

   Лекарка украдкой перевела дух и огляделась. Лорд Гертран откровенно ухмылялся, блестя зубами в полумраке, а Ланке было не до того, чтобы смотреть, что происходит вокруг. Девица скрючилась на своей подстилке, на боку, и молча кусала рукав платья, время от времени всхлипывая.

   Страшное шиммелево отродье, нетварь и колдун, уставилось на котелок с куриным варевом, как на чашу с дареной кровью, и блаженно разулыбалось.

   Хлопнула дверь, похоже, Лаэ догадался ее прикрыть. Кай вздрогнул и обернулся.

   Ласточка успела заметить на его лице тоскливое, дикое выражение, какое наверное бывает у волка, заглядывающего зимой в окно человечьего жилья. Мелькнул и погас в глазах алый отблеск углей.

   - Мда, - сказал он. - Вряд ли это мне?

   Ласточка решительно отлила супу в пустую миску. Потом сунула Каю в руки котелок.

   - Пополам, - сказала она.

   Лорд Гертран хмыкнул в углу, но промолчал.

   Кай сел около огня и взял ложку. Держал он ее неловко, словно отвык и пальцы отказывались брать что-то помимо рукояти меча.

   Ласточка прислонилась спиной к двери, сложила руки на груди и молча ждала, пока он поест.

   Кай пару раз черпанул из котелка, потом скривился, отер лицо рукавом - видно почувствовал наконец ожог.

   - Вода есть?

   - Подожди... - лекарка подошла, плеснула в кружку с водой немного уксуса.

   Белое - это вроде известь, едучая штука. Случалось видеть...

   Она осторожно смыла присохшую кипелку, смазала струп кусочком куриного жира.

   -Ууууу, - простонала Ланка, вытаращив темные, лихорадочно блестящие глаза. Видно ей стало совсем невмоготу. - Хоть бы ты сдох поскорее. И никто тебя сегодня мечом не рубанул, паскуду...

   Ласточка напряглась. Но Кай невозмутимо хлебал суп, повернувшись спиной к камину и вытянув ноги в заляпанных белым покоробленных сапогах. То ли начало его попускать после драки, то ли просто устал.

   - Найдется на тебя управа! - взвыла Ланка, цепляясь за края подстилки. - Уйййй...

   - Да чего ты орешь? - неожиданно миролюбиво спросил Кай. - Первая в мире что ли рожаешь? Подумаешь, важное дело.

   - Тебе бы так! Узнал бы, что к чему!



Amarga

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться