Чумной. Том 1

Размер шрифта: - +

Глава 11

В восточной части горного хребта, пересекавшего континент, брала свое начало река Зельга. Быстро вобрав в себя несколько мелких речушек, она текла к югу, сливалась с Ржавой, пересекала равнину и впадала в Сельдяной залив неподалеку от островов. На том месте, где реки пересекались, и стоял Зельгар – Город двух вод, как его по праву называли.

Ведущий к Северным воротам тракт тянулся мимо деревенек и полей не меньше пяти дней пути. Была и короткая дорога. Она вела через лес, мимо любопытных глаз и возможных неприятностей, и сокращала время пути на целых два дня. Именно ее Хану и выбрал – не из-за спешки, а из желания не попадаться лишний раз никому на глаза. Правда, этому совсем не рада была Эскер – осторожности она предпочла бы ночевки под крышей и горячую еду. Впрочем, и то, и другое ждало их в Зельгаре, куда они должны были добраться не позже вечера.

День выдался ясный и холодный. Дождь, то перестававший на время, то снова начинавший лить, наконец-то закончился сегодняшней ночью. Под утро на мокрую траву совсем по-осеннему лег иней. Лошадь шла вяло, будто задумывалась после каждого движения, сдохнуть сейчас или через пару шагов. Изредка поглядывая, чтобы кляча не свернула в бурелом, Хану зазубривал очередное заклинание из гримуара. Четверть книги он уже помнил наизусть, но собирался выучить все, на случай, если с гримуаром что-то случится или не будет времени заглянуть в него.

Эскер сидела, облокотившись на бортик телеги, и скучающе перебирала вышитый пояс. После недели в дороге принцессу в ней можно было признать разве что по манерам, но смотреть на них здесь, к счастью, было некому.

– Давно хотела спросить… – протянула она, чтобы разбавить молчание. – Что у тебя с волосами?

– Что с ними? – отозвался Хану, не отрываясь от строк.

Эскер ненадолго замялась.

– У всех твоих родных они темные, а у тебя… седина, да?

– Вроде того, – рассеянно пробормотал он в ответ.

Отпустив многострадальный пояс, девушка подобралась ближе, села рядом и с выжидающим любопытством заглянула ему в лицо.

– Как же так вышло? Опять из-за Арамьера?

Хану мотнул головой. Принцесса по-прежнему ждала и он, после секундного колебания, захлопнул книгу, сунул ее за пазуху и повернулся к девушке.

– Не, не из-за него. Мне лет пять назад мастер только-только доверил с эликсирами возиться. Надо было один разлить по склянкам, а я случайно на стол плеснул. Рядом горелка была, зелье на огонь попало и задымило. Я и надышался, пока все убирал.

– И поседел?

– Угу. Только сначала неделю с лихорадкой провалялся. Думал, точно помру.

Эскер с сочувствием вздохнула и прикоснулась кончиками пальцев к его волосам.

– Как же нелегко тебе пришлось… – протянула она.

Хану покосился на нее с раздражением. Принцесса жалела его, и не впервые. Это вызывало в нем смешанное чувство из застарелых обид, жалости к себе и уязвленного честолюбия.

– Теперь-то чего, – буркнул он и, пока девушка не успела сказать еще что-нибудь, добавил: – Едет, что ли, кто-то?

Эскер подняла голову, прислушиваясь. Справа и впереди действительно слышались топот копыт и голоса. Хану остановил лошадь и, почти не заметив этого, коснулся шеи, где под одеждой по-прежнему висел ледяной амулет.

– Разбойники? – напряженно предположила принцесса.

– Вряд ли, они бы так не шумели.

Поколебавшись секунду, Эскер потянулась назад – туда, где лежал обернутый тряпками меч. Сложив оружие рядом с собой, она откинула ткань так, чтобы можно было легко схватить рукоять, и зачем-то поправила волосы.

С тропы, пересекающейся с дорогой, выбежали четыре вислоухих поджарых пса. При виде телеги собаки застыли, оглядываясь на хозяев. Первым показался светловолосый кудрявый парень с арбалетом за спиной. Поверх дорогой и удобной одежды была надета кожаная куртка с нашитыми металлическими пластинами, у седла породистой буланой кобылы болтались две заячьих тушки.

– Кто такие? – поинтересовался всадник, резко останавливая лошадь.

Хану ненадолго замялся. На дорогу выезжали еще пятеро. Все, как и первый, были хорошо одеты и вооружены, у одного из них через седло была перекинута туша лани. Вряд ли эти люди поверят в то, что обычные беженцы едут в город через лес. Да и попасть в Зельгар под видом беженцев будет куда труднее, чем чародеем. Быстро оглядев незнакомцев, Хану хрипло представился:

– М-меня зовут Хану. Я ч-чародей.

Один из парней вопросительно дернул бровью.

– Чародей? – с сомнением переспросил он.

– М-могу доказать, – пробормотал Хану, не заметив, как притихла рядом Эскер.

Незнакомец оценивающе оглядел его. Он был высоким и плечистым, с короткими, зачесанными назад черными волосами. На загорелом лице особенно выделялся нос – большой, прямой и внушительный. Такой профиль как нельзя лучше подходит, чтобы чеканить его на золотых монетах. Глаза были светлыми, прозрачно-серыми, будто принадлежали совсем другому человеку. На поясе висел длинный меч в инкрустированных ножнах. Оглядев Хану, он перевел взгляд на девушку и через секунду изменился в лице.

– Эскер? Это ты?

Принцесса кивнула, улыбаясь не то смущенно, не то испуганно. Спрыгнув наземь, незнакомец быстро подошел к ней и протянул руку. Приняв его ладонь, девушка легко спустилась с телеги. Хану, глядя на них, ошалело моргнул, все еще надеясь, что Эскер повстречала в этих лесах совершенно другого богатого знакомого, а не того, о ком он сразу подумал.

– Как ты здесь оказалась? Я слышал, что ты была замешана в заговоре, и погибла, когда пыталась скрыться.

Девушка мотнула головой, высвобождая руку.



Мари Бергманн

Отредактировано: 03.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться