Чумовые и очумелые

Размер шрифта: - +

Будни и блудни

                     Глава II  Будни и блудни

 
 

                                         Обмишурились

    В воскресенье утром Машэ разбудил  сотовый, уже в десятый раз исполнявший любимый мотив, выставленный  в качестве дозвона.  Рука  потянулась к мобильнику, раздался голос: « Машэ, это я, Никого не помню». Девушка долго не могла уразуметь – в чем  дело, и кто это. Наконец  она вспомнила, как ночью была на тусовке «Шершавчиков», что в подвале старого центра города. Там собиралась  отпетая  девиантная молодежь  с шершавым поведением, отсюда и название. Все  одевались как-то колюче, жестко, непримиримо. Иные даже обматывались  наждачной бумагой и когда танцевали альтернативный рок, аж искрились при соприкосновении.      

     Там Машэ и познакомилась с гламурным мальчиком под ником «Никого не помню». Он угощал ее  новомодным коктейлем «Д-58», объясняя, что это почти « Б -52», только летать будет тот, кто употребит. Пятидесятиграммовая рюмочка стоила десять долларов. Бармен поджигал зеленоватую смесь, и она выпивалась залпом прямо с пламенем. Потом начинали танцевать стены, и окружающие превращались в маленьких карликов с большими ушами.
    Не успели расстаться, как  позвонил   этот  самый новый знакомый. Он объяснил Машэ, что в его фирме – запарка. Нужно провести акцию по  пропаганде новых моющих средств. Четыре часа – сорок долларов. Он умалял девушку не отказывать ему в просьбе и заступить на работу. Машэ понравился в клубе этот новый мальчик, сердце дрогнуло, и она не решилась отказать. Рекламировать моющие средства нужно было в кинотеатре «Взрыв», что на окраине города. Ее задача заключалась в том, чтобы выкрикивать: « Мыло марки суперчист – каждый малый будет чист, будь он даже трубочист или просто говночист».  Она  кричала  задорно слоган: « Чист, чист, всегда, чист, суперчист» и хлопала  руками по  ляшкам, как  курица крыльями. Мимо нее шли люди с суровыми лицами, косились, сплевывали и молча продолжали путь. Некоторые выкрикивали: « Какая гадость». Прицепился бомж со словами: « Дай мне вшей отмыть». К довершению ужаса, две местных девки начали таскать друг друга за волосы, не поделив какого-то   братка. Вызвали полицию, составили протокол. Машэ пришлось быть свидетелем драки. Ей хотелось убежать из этого гнилого места, побросав все. Наконец рабочие часы закончились, приехал сотрудник фирмы, забрал мыло, пакеты, пузырьки и отсчитал  сорок долларов наликом, и  добавил десятку в качестве премии за нестандартные условия. Когда Машэ шла на остановку автобуса, пацаны кричали вслед: « Милашка, не намылишь ли нам  попки»?
    Спустя несколько дней  снова позвонил гламурчик «Никого не  помню». Он потребовал, чтобы девушка приехала к нему домой с тортом и шампанским.   На вопрос: « Ты, что одурел,  с какого боку. Это, наоборот, мне ты должен поставить». В трубке раздалось: « Я дал подработку, ты должна оплатить».  «Гнида»,- рявкнула Машэ и отключила сотовый. Три дня она не читала эсэмэски и не  выходила в социальную сеть. 

 

                                                Чики-пуки

 

    С  сентября  Машэ  вела секцию восточных единоборств в младшей группе.  Здесь были дети от восьми до десяти лет. После общей разминки они били грушу, отрабатывали об чаги, дол чаги, кульбиты… Потом  наступало тяжёлое время спаррингов, где проявлялся характер будущих бойцов. Одни шли напролом, другие брали хитростью. Некоторые дети просто рыдали и кричали, что хотят заниматься танцами и музыкой. Среди всех выделялся один мальчик.  Он всегда молчал и лишь кивал головой.  Его удары особенно ногой оказывались не по возрасту сильны. Во время коротких передышек юные спортсмены хихикали, бегали друг за другом в догонялки, а наш молчун всегда стоял в стороне в боевой позе.  За ним  после тренировки заходила его мать, полная ширококостная блондинка, чем-то напоминающая тяжелую свинцовую пулю. Она просовывала  голову в дверь и громко произносила: «Гав - гав»!  Ее сын начинал радоваться как щенок  и повизгивал в ответ: «Аф - аф»!

  Как - то Машэ спросила главного тренера: « Что это за странная парочка, лающие мама и сын»? Старший товарищ пояснил, что дама имеет высшее экономическое образование, но долго не могла найти работу по специальности. У одного магната как раз умерла в особняке кавказская овчарка. Вот из жалости олигарх и взял ее на эту должность. Полтора года она с сыном сидела на цепи в собачьей будке и охраняла лаем недвижимость.  Теперь она трудится на другом фронте, но от наработанной привычки отказаться трудно. Чему ты удивляешься? В городе  действует ресторан «Чики-пуки», так там весь персонал мяукает и шипит, как змеи. Новым сотрудникам выдают словарь звуков.  «Мяу» - жареная свинина; «мяу-мяо» - отбивные; короткое «Ш» - шампанское, длинное «Ш-ш-ш» - виски и т.д.  Полгода – год подобной трудовой деятельности и работник забывает русский язык.  Недавно шеф-поваром  взяли украинца,  так он стал клекотать как беркут и бить официанток когтями.  На моем лице выразилось негодование. Тренер ответил: « Да, какая  тебе разница,  ведь это обслуживающий персонал. Они – не  люди.    Сами подписались на эту работу,  пусть теперь мяукают.  У нас – свобода выбора.  А что касается того молчаливого мальчика.  Так мама заработала денег, и он занимается в  нашей элитной секции от МВД.  Отсюда всегда идет лифт наверх».



Валерия

Отредактировано: 10.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: