Чуть менее великий комбинатор

Чуть менее великий комбинатор

Чуть менее великий комбинатор

Снег и тропинка. Что ж… Уже лучше, до этого три дня были сугробы и отсутствие дорог. Дела явно налаживаются. Жидкость в бочонке уже не греет душу как положено, а лишь холодит спину. Еще пару шажков… О! Трактир! Хвала богам!

Наш неназванный герой побежал вперед, что странно ведь уже который день он притворялся хромым и немощным перед редкими встречными ради того, что бы его не обокрали, а если и повезет, то и дали милостыню.

Угу, гнутый медяк, это конечно зашибись награда за мой актерский талант!

Помалкивай псевдоубогий.

А ты вообще голос в моей голове!

Фу, как грубо.

Ну извините, то, что ты пишешь обо мне не даёт тебе право описывать всё!

Да неужели? Наш герой страдал энурезом, а также прочими видами недержания, его выгнали из училища за беспросветную тупость и достоинство его было размером с тростинк…

ЛЖЕЦ! НО Я ВСЁ ПОНЯЛ! МИР?!

На каких условиях?

На взаимовыгодных конечно же! Я творю великие дела, а ты их описываешь.

Ты льстишь своим поступкам, но я согласен.

По рука… точно! Ты же не существуешь в моём мире в полном объеме.

Браво, Эйнштейн!

Кто-кто?

Да так, мудрец из моего мира, «мысленное рукопожатие», запатентуем эту фразу для подобных случаев.

Идет!

Итак, наш герой стремглав мчался до вожделенного тепла, спиртного и женщин, чьим пристанищем был маленький трактир.

-Фу-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-ух. – перевел он дыхание остановившись у двери и натянул на лицо самую лучезадую улыбку.

Он вошел гордо, подняв голову, тут же начав бороться с желаниями опустить её, прильнуть к стойке с заплесневелыми сухарями и начать бессовестно пожирать их.

Герой прошествовал мимо посетителей, подмечая забулдыг, рабочий люд типа дровосеков, мутных типов и нескольких артистов, что ж обычная публика подобных заведений.

- Уважаемый, а не хотите ли нанять меня? – красноречиво произнес он, обращаясь к бармену за стойкой.

Хозяин-бармен, в летах мужчина, покрытый сединой, лишь удивленно взглянул на него, прикидывая сумасшедший это или просто проходимец, однако, что-то (Я, т.е. автор), заставило его ответить:

- Почто тебя нанимать, немил человек?

- Хих, заключим сделку, я сделаю так, что продажи пива в этот вечер будут сказочно высоки, а вы мне половину, идёт?

- Сбрендил? Тут вона, люд горилку пьёт, и для сугреву швидше и бегать на холод для малой нужды не требуется, а ты пиво говоришь…

- Что вы теряете? Я же не прошу аванс, если у меня не выйдет то просто выкиньте меня из своего прекрасного заведени…

- Десятую частину.

- Треть.

- Пятнашку.

- Малая треть.

- Пятую.

- Четверть с прибыли и по рукам! – он протянул руку.

- Идёт, – хозяин пожал, ох знал бы он, что будет дальше, отрубил бы.

Улыбнувшись ещё ехиднее чем ранее, он отвернулся от стойки сложил пальцы кольцом, вложил в рот и-и-и-и…… сделал ртом звук скорее присущий заднице, однако, это возымело эффект. На него обратили внимание.

- Кхе-кхе, внимание-внимание, только сегодня и только сейчас! Чарка гномьего пива! Всего один серебряник!

Глаза посетителей сами стали как серебряники. Это ж где оно видано, что бы в сотне миль от гор пиво гномье, да и серебряник — это как бы дохера в плане пива, для местных

- Прошу вас - не бойтесь! Настоящее, а такая дешевизна исключительно по моей душевной доброте!

Тут он снял бочонок со спины и положил на стойку, за ним последовала чарка из кармана.

Его бы точно избили, однако всех зачаровал рисунок на бочонке и чарке, гномьи руны.

Все невесело переглянулись меж собой и самый крепкий вышел встал и подошел к нему.

- Нукась, налей, – серебряник оказался рядом с бочонком.

- Сию секунду, – быстрые руки отвинтили краник и заполнили чарку.

Клиент подошел к процессу с чувством, с толком, с расстановкой. Понюхал, сунул палец в жидкость, лизнул языком и наконец отпил. Все напряженно следили за его лицом.

- Хм-м-м-м, неплохо, очень неплохо! – еще один серебряник оказался рядом со своим собратом.

- Скажите, ведь лучше здешнего… не при гномьем шедевре будет сказано, пива?

- М-м-м, – ответил клиент упиваясь.

- Ни в жизнь не поверю, хочу сравнения. – пробурчал хозяин. – Нукась, Грок, десять медяков и точно такое же, но бокал!

Грок отложил чарку и пораскинув мозгами, не каждый день его УГОВАРИВАЮТ ПИТЬ, положил еще горсть медных монет и принял бокал с рук хозяина.

Глоток, второй, третий, всё.

- Ну как?! – заинтересовался зал.

- Парни, клянусь Таргорном, пиво Гисса стало вкуснее! – едва не крича сказал Грок.

- Да ну, нукась, незнакомец, налей, – блеснул серебряник. – Гисс, не отставай, – блеснула медь.

Торговля и сравнительные процессы пошли. Появлялись прогиссовские и гномьи лагеря, которые спорили и в процессе обменивались членами, которые меняли мнения, пили и снова меняли.

- Гномы, скажу я вам, – начал наш герой. – народец скрытный, своё пиво лишь за баснословные деньжища отдаёт, да и то королевским дворам. Спросите, как оно появилось у меня? А я его выиграл, как спрашиваете я обыграл гнома? Да очень просто, его короткие пальцы не поспевали за моими, если вы понимаете, о чем я. – раздались похабные смешки.

Спор о напитке разгорелся с новой силой. Победитель гнома понял, что некоторое время он не понадобится толпе и отошел к стойке.

- И как ты достал его, партнер? Только правду, – прямо спросил хозяин.

- Купил за два серебряника бочонок и чарку с резьбой типа гномьей, попросил у трактирщика налить туда пиво на грани окисления и полбутыля самогону, взболтать но не смешивать, как поговаривал мой знакомый мастер плаща и кинжала.



Андрей Савин

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться