Чувство тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 10

Лирриан закапывал останки очередной жертвы Полянки. В последнее время он больше думал об участи несчастных, становилось жалко людей, но Змей ничего не мог с собой поделать. Раньше он не смог бы поднять кинжал на человека, а сейчас, хоть убивал и не сам, все же вел людей на смерть, прекрасно понимая, что их ждет. Он даже получал удовольствие, слушая предсмертные крики. Нечисть ела людей живьем.

Закончив, Лирриан провел ладонью по лбу, вытирая пот. Он посмотрел на возлюбленную. Недавно приходил ее друг, который сообщил последние новости: Азвальд смог выйти из леса. Как ему это удалось – никто не знал. Это стало причиной долгих дискуссий.

Лирриан уже разбирался в нечисти. Однако зачем нужны эти знания, если он в союзе с созданиями Темного Бога, он не знал. Он подошел к возлюбленной.

– Я закончил.

– Ты как всегда очень быстр. – Полянка улыбнулась, а Змей не понял юмора. – Можешь пока отдохнуть.

Лирриан кивнул и лег в траву. Глядя в небо, он вспоминал. Когда-то он отбоя от девушек не видел. Давно, когда жил с родителями. Даже когда связал жизнь с преступным миром, девочки вешались к нему на шею. Они любят мерзавцев. Они любят пафос.

Но Лирриан еще мог сопротивляться. Он не давал душе полностью почернеть, он осознавал весь ужас поступков. Если правда пойти в монастырь, рассказать обо всем монахам... Но тогда Полянке придется не сладко. Лирриан замечал, что обычное желание, вызванное чарами – не единственное чувство к нечисти. После искренних разговоров, после эмоций, которые Полянка не скрывала, Лирриан влюбился по-настоящему. Раньше ему не приходилось испытывать подобных чувств, дамы ложились в постель и исчезали. А к Полянке он испытывал и желание, и любовь, и ненависть. Каждое из чувств затмевало другое, вызывало в голове приятные и не очень приятные образы. Но что это ни к чему хорошему не приведет, Лирриан подозревал.

Но иногда Лирриану становилось легче. Это случалось, когда он ходил в город. Там Змей узнавал новости, искал жертв и отделывался от пророка – все это на время отвлекало.

– Поль, я голоден. Можно в город сходить? – как-то само собой вырвалось у Лирриана. Ему хотелось уединения.

– Хм... – девушка в задумчивости покрутила прядь русых волос. – Если только принесешь мне новое платье. Мое уже совсем износилось... – она вздохнула.

– Как скажешь, любимая.

Змей надел маску поднялся и поплелся в город, пиная по пути маленькие камушки. В городе народ разбегался, но Лирриану было почти плевать. Почти – потому, что от старого Змея оставались воспоминания о честолюбии. Плевать – потому, что он не ощущал старых чувств с полной остротой.

Он остановился у высоких врат. За ними находился монастырь, открытый для каждого, в ком теплится свет. Стоит переступить эту черту, как он окажется там, за пределами воздействия чар Полянки. Кулаки невольно сжались. Как же хотелось пойти и рассказать монахам все, что с ним приключилось. Но нельзя. Слишком много сомнений зародилось в сердце. Совесть не позволяла шагнуть.

Шумно выдохнув, Лирриан развернулся. И вздрогнул. Перед ним стояла девушка-пророк. Она смотрела на него с той же жалостью, с какой смотрел и старый, надоедливый пророк. Змей собирался ее обойти, но тонкие пальцы сомкнулись на запястье.

– Чего тебе? – грубо спросил Лирриан.

– Вы пойдете со мной, – уверенным голосом ответила девушка и потянула Змея за ворота.

Лирриан выдернул руку. Он внимательно посмотрел в глаза пророка. Та, казалось, не замечала гнева. На лице грустная улыбка, в глазах жалость. Опять!

– Зачем? – прорычал Лирриан.

– Вам нужно, вы находитесь под влиянием чего-то темного.

– Темного, светлого, какая разница?! – рявкнул Змей. – Оба бога несут в себе справедливость, но каждый свою!

– Я знаю, – не смотря на повышенный голос Лирриана, пророк сохранила спокойствие. – Это знают и светлые пророки, и темные, и маги. Но поверьте мне, жить между двумя богами сложно. Я представляю, что сейчас творится в вашей душе. Свет противостоит тьме, это обычное сражение. Через такое проходит каждый пророк или маг, но в итоге нужно сделать выбор. Нельзя придерживаться двух сторон, это не даст ничего, кроме вечного мучения и попытки выбрать. Что Темный, что Светлый Бог – оба пытаются забрать как можно больше верных слуг. Это вечный бой, который ведется в наших душах. Как только один из них видит сомнения в человеке – сразу ударяет в трещину. Она разрастается, становится раной, а заживет или нет – выбор уже за человеком.

– Да, мы сами должны делать выбор. – Лирриан успокоился и разжал пальцы. – Но как? С чужим влиянием это просто невозможно! Вот ты сейчас пытаешься затащить меня в монастырь, а там, по другую сторону, всеми способами стараются оградить от света! И как мне в таких условиях сделать достойный выбор?! Скажи, женщина!

Пророк вздохнула и отвела взгляд. Теперь вместе с жалостью там была примешана еще и грусть.

– Ты продолжаешь сопротивляться тьме, – через несколько мгновений сказала она. – Но ты и не идешь навстречу свету. Два начала уничтожат тебя, если не сделать выбор. Тут два пути: либо ты отрекаешься от Светлого Бога, либо идешь в монастырь. В обоих случаях ты обретешь равновесие и душевный покой, ты продолжишь видеть плюсы и минусы обеих сторон, но при этом рана не будет разрастаться. Останется только шрам. Выбирайте, Змей. И да, меня зовут Рихильда, а не «женщина».



Дарья Андриянова

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться