Чувство тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 20

– Ну и куда же мы пойдем дальше, достопочтенный господин глава многоуважаемого Совета? – спросил Змей.

Сохранять чувство юмора сейчас казалось самой сложной задачей. Тьма давила на плечи и голову, пытаясь сломать Лирриана. Юмор помогал Змею чувствовать себя собой даже здесь, не давал переломить себя Венриту. Даже Аргус вяло перетаскивал лапы и повесил морду.

Один Азвальд крепко держался. Лирриану казалось, что он вообще не чувствует тьму. А если чувствует, Змей готов признать крепкую выдержку товарища. Азвальд ведет себя как обычно. Точно такое же наигранное повседневное поведение, та же маска и роль, которую он играет всегда.

– В Нотхельм. К четырем башням, в которых работал сам Вагор. И не называй меня достопочтенным! – вспылил Азвальд.

Лирриану казалось, что когда товарищ злится – его волосы сильнее растопыриваются в разные стороны. Это еще одна причина, по которой Змей выбрал мишенью для юмора именно главу Совета.

После смерти отца Азвальд, едва заметно, но все-таки изменился. Он стал больше командовать. Иногда даже казалось, что Азвальд примеряет на себя роль другого человека. Лирриан догадывался, что это маска Торреса. Азвальд гордился им и теперь, когда должность главы Совета перешла в его руки, сын старался больше походить на отца.

Лирриана это забавило. Если они не выберутся из Венрита, то Азвальд так и не накомандуется вдоволь. Пытаться командовать Змеем практически бесполезно. Разве что по действительно важным делам. Но новые загоны Азвальда, такие как принести воды или подать нож, Лирриана начинали раздражать. Вот он и отвечал со лживым уважением и наглой лестью. Реакция Азвальда на «достопочтенного господина» казалась Змею бесценной.

Но Лирриана начинала напрягать закрытость Азвальда. Уже после того, как Лирриан раскрыл лицо и имя, он ожидал встречных действий. Но Азвальд тщательно прятался под маской, говорил лживыми фразами и скрывал то, что интересовало Змея больше, чем любая другая часть биографии товарища. Откуда в Азвальде, в главе Совета, воспитанном по всем правилам достопочтенных господ, взялась тьма.

Напрямую Лирриан не спрашивал. Он следил за товарищем, втайне исследовал его карманы опытной воровской рукой. Никаких зацепок. Все, что имел Азвальд от тьмы, так это стекла с начертанными рунами. Которые, по словам Азвальда, он выкрал в Белтелионе.

Остановившись на привал, товарищи разделили сухофрукты на троих. Это все, что осталось после остановки в лагере. Города не попадались, не хотелось менять курс ради пополнения запасов, а любую живность встречающуюся на пути уничтожали как потенциальную нечисть. Есть мясо лесных животных Венрита показалось Азвальду самоубийством, поэтому он запретил и Змею охотиться. Раздражаясь из-за поведения «достопочтенного господина», Лирриан все же согласился.

Но Аргус, напротив, пристрастился к охоте. Он на отрез отказывался есть сухофрукты. И, пока люди давились остатками еды, пес спокойно лакомился только что пойманным кроликом.

Крупные мужчины не могли насытиться. Лирриан как-то прирезал одну белку и сказал Азвальду, что мясо в мешке завалялось. Но тот сразу почуял подвох и заметил, что мясо слишком свежее. Пришлось выкинуть.

На горизонте виднелась башня. Скорее всего, она стоит в городе. Еды не осталось совсем, даже порядком надоевших сухофруктов. Город – отличная возможность пополнить запасы и устроить полные желудки не только Аргусу.

Подходя все ближе, путники наткнулись на большое кукурузное поле. Если здесь кто-то выращивает кукурузу, значит, она кому-то принадлежит. Но это уже вора не беспокоило, и он смело набивал мешок едой.

– А если кукуруза окажется низшей нечистью? – продолжал нудеть Азвальд. – Ты же знаешь, может случиться всякое. Траванешься, а может, того хуже, тело откажет.

– Да пошел ты, достопочтенный господин. Не хочешь – не ешь. А я жрать хочу, и плевать, чистая кукуруза или грязная. А ты ходи со своими стереотипами и дохни от голода.

В ответ глава Совета только хмыкнул и отвернулся, не желая участвовать в краже. Когда Лирриан набрал полный мешок кукурузы, Аргус гавкнул. Среди тишины кукурузного поля это звук громом ударил по ушам.

– Хороший мальчик, – сказал Змей псу, после чего повернулся к товарищу. – Думаю, пора сматываться.

Лирриан взвалил тяжеленный мешок на плечо и потащил к лесу.

Азвальд не двигался. Он присматривался в конец поля, в ту сторону, куда шел Змей.

– Воры! – послышался крик оттуда.

Это слово для Лирриана – как команда для дрессированной собаки. Змей даже не подумал, как упал на землю, прижимая драгоценный мешок к себе. Азвальд, доверяя навыкам скрытия опытного вора, повторил за ним. Даже Аргус, не однажды бывающий в подобных ситуациях, лег на землю, прижимаясь к ней светлым брюхом.

Лирриан полз, стараясь не шевелить кукурузные стебли. Азвальду открывался прекрасный вид на подошвы его сапог. Ползли медленно – не теребить кукурузу с большим мешком казалось невозможным. Когда неподалеку послышалось шебуршение, Лирриан остановился. Мысленно он уже считал, сколько человек их ищут.

– Вон там движется! – послышался голос спереди.



Дарья Андриянова

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться