Чувство тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 22

– Хороший птенчик, – приговаривал Лифиас, поглаживая трехметровую орлицу по загривку.

– Лифиас, ты осторожнее.

Стилвиона побаивалась птицу не из-за ее размеров, а из-за того, что это все-таки нечисть. А от нечисти неизвестно, чего можно ожидать. Девушка стояла в стороне, держа руки за спиной и борясь с желанием подбежать к жениху, взять его за руку и оттащить подальше от этого монстра.

– Да брось, подойди. Видишь, она ведет себя смирно.

Птица наклонилась и потерлась клювом о грудь принца. Стилвиона замерла, ожидая, что орлица может выпотрошить внутренние органы Лифиаса, но птица закрыла глаза и выглядела довольной.

– Ты использовал магию? Почему птица тебя слушает?..

– Какая магия, ты о чем вообще? Или ты тоже веришь в эти слухи про меня? Это все полный бред, о котором спокойно можешь забыть. Я просто скормил ей кролика, которого мы поймали на обед.

– И что мы будем есть?

– В Нотхельме разберемся. На этой пташке мы доберемся туда всего за пару часов! Нужно только разобраться с управлением.

Лифиас прихлопнул орлицу по шее и ловко, как на коня, запрыгнул на спину. Ноги пришлось поджать, чтобы не мешать птице расправлять крылья.

– Ну же, не бойся, иди сюда.

Стилвиона помялась и, оставаясь в напряжении, осторожно подошла к птице. Орлица даже не посмотрела на девушку.

Лифиас подал невесте руку и помог забраться на спину.

– Держись за меня, – велел он, а сам обхватил птицу за мощную шею. И растерялся.

– Полетели! – повелительным голосом сказал принц, но птица так и оставалась стоять.

Тогда Лифиас пятками легонько поддал орлице в бока, и та присела, затем расправила огромные крылья и взмыла в воздух.

Хоть орлица и не вертела головой, но удержаться было сложно. Скорость она развивала такую, что закладывало уши от встречного ветра. Они поднимались все выше и выше, пока не оказались под облаками.

Стилвиона обхватила Лифиаса за талию и прижималась к его спине. Она боялась открыть глаза, посмотреть вниз. Только спина жениха ее успокаивала. Она не одна. Лифиас никогда не давал ее в обиду, и сейчас не даст. Ему можно доверять полностью – секреты, мечты, жизнь.

А Лифиасу открылся вид на Венрит. Отсюда, с высоты птичьего полета, можно увидеть вершины множество башен, поднимающихся с разных сторон. Какие-то из них окружают города, а какие-то густые леса. Здесь, ближе к Нотхельму, леса казались живее. Деревья, пусть и не полностью, покрывались зелеными листьями. Ручейки венами разложились на поверхности далекой земли.

Вскоре и Стилвиона смогла расслабиться. Она открыла глаза и уже не так сжимала Лифиаса в объятиях. Она даже осмелилась отцепить одну руку, чтобы потрогать перья птицы. Они оказались жесткими и огромными, с плечо самой Стилвионы. А если посмотреть вниз – пейзажа не видно, все закрывают мощные крылья орлицы. Поэтому Стилвиона смотрела прямо, выглядывая из-за спины Лифиаса.

Постепенно Лифиас начал осваивать управление. Если легонько нажимать руками на шею, то птица меняет направление.

Когда на горизонте показался Нотхельм, Лифиасу стало не по себе. Белый мрамор казался темно-серым. Над этим городом даже глазами можно различить всю тьму.

«Да уж, бедная Стилвиона. Нелегко ей там придется» – думал принц, глядя на четыре серых стержня – знаменитые башни Нотхельма.

Неподалеку от города Лифиас посадил птицу. Он осторожно слез, помог спуститься Стилвионе.

– Ну что, лети по своим делам, – сказал принц, погладив клюв орлицы.

Но птица не повиновалась. Она пошла в Нотхельм, вслед за Лифиасом.

Стоило оказаться в черте города, как Стилвиону вырвало. Ноги подкосились, идти дальше она не могла. Лифиас взял невесту на спину и понес к башне. На птицу ее сажать в таком состоянии нет смысла – девушка, которая не переносит тьму, просто не удержится верхом.

Город казался пустынным. Широкая дорога, выложенная из плиток белого мрамора, вела прямо и заканчивалась одной из башен. Вдоль этой дороги расположились небольшие дома и магазинчики, стены которых украшали золотые узоры в виде драконов, фениксов, русалок и прочих выдуманных существ.

Лифиасу тоже было тяжело идти с ношей за спиной. Тело принца пусть и начало привыкать к нагрузкам, но одно дело нести одежду с едой, а другое – человека. Лифиас устроил передышку, сев на скамейку, которую с обеих сторон украшали статуи в виде остроухих эльфов в человеческий рост.

Стилвиону он усадил рядом, облокотив ее спиной на свое плечо.

– Ты как себя чувствуешь? – спросил он.

– Тяжело… – тихо проговорила Стилвиона, – тяжело дышать. Я долго здесь не протяну… Придумай что-нибудь, прошу тебя…

– Надеюсь, долго протягивать и не придется. Скоро все будет хорошо. Ты можешь встать? Я не смогу нести тебя долго.



Дарья Андриянова

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться