Чужак на станции Гермес

Размер шрифта: - +

Глава 1.2. Безумец на станции Гермес

Увидела я кораса лишь спустя двое суток, когда вновь вышла на смену. Высокий темноволосый мужчина стоял в коридоре, рядом с входной дверью, и пялился в стену, выкрашенную в приятно салатовый цвет. Когда я перешагнула порог, Ингер, а это был именно он, дёрнул головой и посмотрел в мою сторону примерно с тем же выражением лица, что и смотрел до этого на стену. То есть с полным равнодушием, будто перед ним не живой человек, а просто неинтересная деталь интерьера. И снова уткнулся взглядом в стену. Дружелюбненько.

- Доброе утро, - вежливо поздоровалась я, лихорадочно пытаясь вспомнить ту информацию о людях Эн-ду, что скинул мне вчера главврач. Не слишком-то много.

Срок жизни примерно как у землян – вполне может прожить до ста пятидесяти. Сейчас ему чуть больше тридцати. Метаболизм и регенерация выше нормы, поэтому и ест он чаще и преимущественно питается белковой пищей. Спит по два-три часа, всё остальное ночное время смотрит обучающие и развлекательные видео для детей. Отставание в умственном развитии не зафиксировано, хотя проверить все когнитивные функции так и не удалось – Ингер просто отказывался принимать участие в исследовании, хотя благодаря настроенному на его язык транслятору отлично всё понимал. Неагрессивная, но довольно пассивная и отстраненная позиция, необычная для человека, попавшего в незнакомую обстановку. На человека, пережившего стресс, совершенно не похож.

С другой стороны, нормальные люди в течение трёх часов стены не рассматривают.

О необычном поведении нового пациента рассказала моя коллега, ликрейка Анна Уззре`моос. Зовут её, на самом деле не Анна, конечно – это просто транслятор подобрал наиболее удобное и похожее по звучанию имя. Ликров среди персонала госпиталя не слишком много, на наше отделение и вовсе одна Анна, но с работой она справляется отлично, и неплохо контролирует свои аппетиты, что для эмпата, питающегося эмоциями, не так уж и просто.

- Марика, - радостно воскликнула Анна, когда я зашла в рабочий кабинет. Точнее, моё имя повторил за ней транслятор. Сама же ликрейка сказала что-то вроде «Махааруза», что тоже звучало симпатично. – У нас два новых пациента. Один прибыл вчера, а второй два дня назад. Этот совсем невкусный.

Она скривилась так, что я сразу поняла, о ком ликрейка говорит. Вторым пациентом оказался инженер с транспортника, на котором произошла неисправность, в результате которого двадцать человек экипажа пострадало от излучения. Специалист не был виноват, ошибку допустили другие, но именно его, а не тех, кто допустил этот транспортник в полёт, мучило чувство вины, привёдшее к нервному срыву. Конечно, больше моего внимания досталось именно ему, хотя за Ингером я тоже присматривала.

На групповой работе он снова отмалчивался, только таращась на меня своими чёрными миндалевидными глазами, а вот на индивидуальной встрече внезапно удивил.

- Так как вас зовут? – глядя в планшет на коленях, спросила я, когда Ингер устроился в удобном глубоком кресле, совсем не похожем на стандартные сидения станции. Всё для удобства пациентов. – Плохая память на имена, простите.

Спросила почти формально, не надеясь на ответ, но мужчина меня удивил.

- Ингер. Корас Ингер.

Я удивлённо подняла голову.

- А «корас», что это? Ведь не название народа?

- Нет, это… - мужчина запнулся, будто подбирая слова. – Титул. Что-то вроде. Присваемый.

- За что?

Мой вопрос проигнорировали.

- Как вам у нас на станции? – сделала я ещё одну попытку. – Здесь довольно много представителей иных видов. Порой довольно причудливых на вид. Вас это не пугает?

- Я привык.

На лице ни тени улыбки, или напряжения, но в позе появилось напряжение, хотя он даже не сдвинулся с места.

- Вы тоже… доктор?

- Нет, психолог. Мне не интересны болезни, мне интересны… люди.

- Я для вас человек? – во взгляде кораса появился интерес.

- Под людьми я имею в виду все разумные расы, - поспешно уточнила. – Так что почему бы и нет? К тому же глядя на вас, сложно представить, что вы как-то отличаетесь от меня. Вам говорили, почему вы здесь, в госпитале?

Ингер кивнул. Ясненько. Мне бы кто объяснил.

- Вы тоже не знаете, что со мной делать, психолог?

- Я иногда не знаю, что делать и со своей жизнью, - пошутила я. – И лучше называть меня сэрой Марикой.

- Сэра – это имя или титул? – тут же уточнил Ингер.

- Это лишь вежливое обращение к женщинам, принятое в конфедерации. Если вы обращаетесь к мужчинам, вы говорите «сэр», если перед вами учёный или врач, то вы обращаетесь к нему или к ней «доктор».

- А когда обращаются просто по именам?

Наконец-то я поняла, чем мне следовало бы заняться с новым пациентом. Адаптацией. Тем более, когда я рассказывала корасу об обычаях на Гермесе, он действительно меня слушал, а не просто разглядывал. Так у нас дела пошли быстрее, и расстались мы вполне довольные друг другом. Я получила чуть больше информации о Ингере, он, полагаю, больше узнал о том месте, куда попал. И ведь раньше, если верить записям с корабля миротворца, это его совершенно не интересовало. Может, мне просить большей зарплаты? Ведь специалист на вес золота!



Таис Сотер

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться