Чужак на станции Гермес

Размер шрифта: - +

Глава 4.1. В гостях

Я была так занята попытками дозваться до Хоши, что не сразу заметила, что коридоры, по которым я шла, оказались пусты. И очнулась лишь когда лифт проигнорировал сигнал моего вызова. Конечно, можно было дойти и до другого лифта, но почему, если случилась какая-то поломка, нет никакого предупреждения об этом? Как-то не по себе было. В полной тишине, в пустом коридоре…

Услышав шорох за спиной, я обрадовано обернулась. Но улыбка тут же увяла. Потому что люди в оранжевых комбинезонах как-то не к добру. Как и оружие, направленное в мою сторону. Сразу вспомнились байки о печальной судьбе тех, кто оказывался переносчиком опасных вирусов и инфекций. Лет семь назад один из путешественников занес на станцию неизвестный вирус с одной из новых открытых планет, который выкосил треть гуманоидов. После этого меры защиты ужесточились, а Служба очистки Гермеса стала больше похожа скорее на филиал средневековой Инквизиции, чем на рядовую инстанцию. Хотя инквизиторам хотя бы можно было признаться в грехах, и быстро умереть. А вот в случае с этими ребятками легкую и быструю смерть никто не гарантировал.

Я умная, красивая и добрая. По крайней мере, так утверждал папа. А он врать не будет. Но даже папа не считал меня бесстрашной. Я выронила сумку со сменной одеждой и подняла руки.

- Только не дезинтегрируйте меня! Я ничего не сделала и совершенно здорова! Даже не чихаю!

Не стоило мне этого говорить, в носу тут же засвербело.

- Не двигайтесь, сэра, - через динамик сообщил мне сотрудник Службы очистки, когда я попыталась почесать носопырку. - Мы хотим вам помочь. Вы знаете, кто вы?

- Кто я? - переспросила. - Это… странный вопрос.

- Назовите свое имя! - рявкнули мне.

- Марика Горанова! Психолог отделения психического здоровья!

- Вами кто-то управляет? Вы вступали в контакт с незнакомыми формами жизни?

- Н-н-нет.

Чистая правда. Хоши ведь был мне знаком.

- Мы препроводим вас в лазарет. Сохраняйте спокойствие.

Переговорщик коротко махнул одному из чистильщиков, судя по росту, росканцу. Тот мягко ступая, двинулся ко мне.

ОПАСНЫЕ?

Чудесный появился будто из ниоткуда. Я хотела было переубедить его, как росканец вскинул парализатор. Я успела заметить вспышку, но заряд меня так и не достиг. Между мной и чистильщиком выросла тонкая мембрана.

ОПАСНЫЕ! ПЛОХИЕ! - возмущенно заявил Хоши.

- Нет, только не нападай на них! Исчезни! Они не причинят мне вред!

Тонкие отростки чудесного потянули меня за ноги, и я упала. Вовремя. Мембрану прошило в нескольких местах. Чистильщики были вооружены не только парализаторами. Хоши яростно взревел в моей голове. Свет вырубился, но даже в темноте оранжевые комбинезоны светились. Выглядело это зловеще. Хоши я не видела, зато чувствовала его боль и беспокойство и боль. Лианы, державшие меня щиколотки, опали, и я не поднимаясь, поползла назад, пока не наткнулась спиной на дверцу лифта.

- Перестаньте, стойте! Он разумен и не опасен! - закричала я, вскакивая.

Не стоило привлекать к себе внимание. В этот раз Хоши не успел. Заряд парализатора ударил в плечо, и тело тут же онемело. От встречи моего лба с полом оставалось совсем чуть-чуть, когда меня дернуло назад. И я провалилась в дыру, внезапно оказавшуюся прямо за спиной.

Не люблю невесомость. Желудок бунтует, да и голова кружится. Но сейчас невесомость оказалась бы как никогда кстати. Потому что я падала прямо вниз по шахте лифта.

Разбиться мне не дали, еще один рывок, от которого у меня чуть не отвалилась голова, и вот я уже вишу в странном подобии люльки. Где-то сверху кричали, и судя по звукам, пытались разломать заблокированную дверца лифта.

- Хоши… - попыталась прошептать я непослушными губами, и услышала в ответ жалобное поскуливание. Чудесного и в самом деле ранили. Бедный, заблудившийся, малыш - он это не заслужил.

Сознание куда-то уплывало, и мне стало казаться, что я плыву по волнам. Всё дальше и дальше в море. Здесь было тихо и безопасно.

 

- Марика кажется довольно рассудительной молодой особой. Думаю, что она может за себя постоять.

Ох. Енце. И что это он за меня вступается? И все же его слова приятны.

- Это только кажется. Она может быть жутко безрассудной. Не хочу оставлять сестру одну, без защиты.

Это уже Маркус, необычайно серьёзный и взволнованный. Почему он говорит обо мне с Енце? И что он делает на станции?

- Почему именно эта девочка из оставленных? Её брат лучше подходит. Он воин.

Женский голос смутно знаком.

- У тех, кто имеет сердце воина, мало шансов одолеть предначертанный ей путь, Нарэ.

 

Ингер. Он тоже здесь. Или… нет, это не реальность. Это сон. Странный сон, в котором лишь неуютная тьма и голоса людей. Они говорят обо мне. И я внимаю. Удивленно. Встревожено. Наполняясь решимостью защитить то слабое нелепое существо, которое мудрый привел домой, а затем так легкомысленно отпустил.



Таис Сотер

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться