Чужая

Размер шрифта: - +

Глава 6. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЭЛЬФАМ

Когда подошли к Асмерону, я от слабости, недомогания и нервного кома в горле даже радости не почувствовала. Хотелось только одного: помыться, забраться в постель, свернуться в позу эмбриона, закрыть глаза и ничего не видеть, и не слышать.

Наш отряд заметили издалека. Раздался оповещающий звук колокола у поста стражника, и весть о нашем прибытии быстро распространилась по городу. Нас вышла встречать целая толпа, что нетипично для эльфов.

Первым к нам подбежал Пионарэль, коротко обняв меня, хлопнув Эдмунизэля по плечу, кивнув дозорным, он с тревогой приступил к расспросам:

– Не передать словами, как я рад вас видеть. С тех пор, как вернулся от гномов, места себе не нахожу, беспокоясь о вас. Но мы ждали возвращения воинов Дозора три дня назад. И уже завтра, собирались отправлять поисковую группу. Что случилось, почему вы так задержались?

– Во-первых, вышли на день позже, во-вторых, с нами дети, и мы шли медленнее, в-третьих, мы столкнулись с Титануром, – объяснил нашу задержку Эдмунизэль.

– Как вы с ним справились? Кто погиб? Какие дети? – удивленно распахнув глаза, опешил Пионарэль.

– Посмотри за наши спины, и ты увидишь, что никто не погиб и о каких детях идет речь. Но, друг мой, все вопросы потом, Еваниэль нездорова! И это сейчас главное! Нам нужно, как можно быстрее, оказаться дома, и нужна твоя помощь.

Тут, Пионарэль увидел Петроса, сидящего в рюкзаке за спиной Эдмунизэля, Надин и Лирин, стоящих у меня за спиной. Но, быстро справившись с удивлением, как его и просили, вопросов задавать не стал.

Увидев впереди толпу, я взяла девочек за руки и пошла вперед, не обращая ни на кого внимания, одна мысль стучала в голове: «Душ! Постель!»

И тут, к Эдмунизэлю, как вихрь, подлетела Агейлаэль и повисла на его шее. «Совсем как я с Учителем,  у гномов» – подумала отстраненно, без какой- либо ревности. Но это оказалось другое.

– Я так соскучилась, дорогой, где ты был так долго? И зачем ты привел назад эту уродку, да еще и с орками?! – прижимаясь к нему всем телом, возмутилась она.

В тот же миг, я увидела, как Агейлаэль летит по воздуху спиной вперед, подхваченная воздушным вихрем, и падает на свою тощую задницу..

Прикрыв глаза, я обреченно подумала, что вот, когда я так хочу скорее оказаться в постели, кое-кто опять устраивает разборки.

– Кого ты назвала уродкой?! Мою Дармию?! – с бешенством в голосе, взревел Эдмунизэль.

– Какая Дармия?! Ты что?! Глаза открой! Посмотри на нее! Мало того, что у нее внешность отталкивающая, так она даже ауру потеряла! Как бревно какое-то! Такое существо не должно жить рядом с нами! Пусть убирается! – сидя на земле, истерично прокричала Агейлаэль.

Во время этой ее возбужденной речи, я отстраненно посмотрела на эльфов вокруг. Многие с недоумением и осуждением смотрели на Агейлаэль, кто-то остался равнодушен, но кто-то был доволен и солидарен с происходящим.

Эдмунизэль оскалился как зверь, верхние клыки обнажились, фиолетовые глаза приобрели красный оттенок, руки сжались в кулаки и, хрипя от ярости, он прорычал, обращаясь ко всем вокруг:

– Убью любого, кто действием или словом обидит мою Дармию!

Вся толпа в ужасе, отшатнулась назад. Еще бы, для них немыслимо убить себе подобного. Но зато, я почувствовала, что Эдмунизэлю, наконец,  поверили. И в то, что я его Дармия, и в то, что он за меня убьет.

– Эдмунизэль, опомнись! – воскликнула Королева, которая, оказывается, тоже присутствовала здесь. – Дармия не может так отрицательно влиять на эльфа. Ты ведешь себя недостойно и говоришь чудовищные вещи!

А я подумала, что если меня сейчас же не пропустят вперед, я сама тут всех поубиваю.

В этот момент наши воины-дозорные встали рядом с Эдмунизэлем, в знак поддержки, и положили руки на рукояти своих мечей. Эдмунизэль обратился к ним:

– Помогите мне довести детей до моего дома, вы ведь знаете, как моя Дармия устала. – Передав  кому-то из них рюкзак с Петросом, он подхватил меня на руки и пошел сквозь расступающуюся толпу. А я уткнулась лбом в его шею, не желая никого видеть.

 Когда мы, наконец, подошли к порогу дома Эдмунизэля, его глаза перестали полыхать алым. Он, с волнением глядя мне в глаза, спросил:

– Еваниэль, любимая, ты согласна быть хозяйкой в моем доме?

Если бы мне не было так плохо, я бы или возмутилась убогостью ритуала бракосочетания у эльфов, или прониклась торжеством момента, но сейчас я была способна только утвердительно кивнуть и быстро ответить:

– Согласна, – про себя продолжая повторять: «Душ! Постель!».

Счастливая улыбка на мгновение расплылась на  лице Эдмунизэля,  он шагнул через порог, крепко прижимая меня к себе, и поспешил к лестнице наверх.

 Кто-то из воинов остался с детьми на первом этаже, а Эдмунизэль, быстро поднимаясь на второй этаж, одновременно переговаривался с Пионарэлем, не отстающим ни на шаг.



Алин Крас

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться