Чужая

Размер шрифта: - +

***

Вот и подошел к концу месяц, отпущенный мне на адаптацию. Можно подводить первые итоги, размышляла я, возвращаясь домой после вечерней прогулки. Эти прогулки я теперь, не редко, совершала одна, чувствуя себя при этом вполне уверенно. Итак, уже не все эльфы при встрече демонстративно не замечают меня или  кривятся. Многие мастера-торговцы и воины, посещающие тренировочный полигон, относятся ко мне неплохо. Несколько встреч с Миланиэлью показали, что у меня, даже, появилась подруга. Остальные женщины не проявляют ко мне никакого видимого интереса, игнорируя мое существование. Я полностью освоила бытовую магию и уже не завишу в этом вопросе от Адаминэля.

 Приобрела собственное оружие, и хоть  уже неплохо стреляю из лука, ножи – «это наше все». Научилась читать и писать по-эльфийски.

Так, теперь, что хотелось бы получить в ближайшее время? Вообще-то, я врач, а пока, как говорится -  «ни сном, ни духом» не представляю, как здесь поставлено лечебное дело. Может быть, мне хоть что-то окажется доступным? Значит, надо просить учителя – Целителя.

 Очень хотелось бы выучить гномий язык, но Адаминэль его не знает, только орочий. Значит, надо просить и учителя гномьего.

 Новый опекун мне категорически не нужен. Кем бы он ни оказался, так комфортно, как с Адаминэлем мне ни с кем не будет. Значит, еще надо просить оставить Адаминэля моим опекуном. Хотя, честно говоря, предпочла бы обойтись вообще без опекунов, и жить одна, вон, как Миланиэль. Потому что, сколько мне еще будет удаваться избегать близкого телесного контакта с Адаминэлем и не портить при этом с ним отношений, неизвестно. Но собственный дом это, в ближайшее время, не реальная мечта.

Из темноты вынырнула мужская фигура. Еще даже не успев ничего рассмотреть, по тому, как дрогнуло сердце, поняла – Эдмунизэль.  Почему мысли об этом эльфе не дают мне покоя? Я даже на утренних тренировках, все время посматриваю на него, в надежде увидеть на его лице поощрение. Хотя и знаю, что его лицо, как маска, никаких эмоций. Впрочем, не я одна, все воины ведут себя аналогично. Наверное, он просто прирожденный командир, как, например, мой отец, похвалу которого хочет заслужить каждый.

– Здравствуй, Еваниэль, - окликнул он меня.

– Здравствуй, Эдмунизэль, – я впервые обратилась к нему по имени. И тут,  с радостным удивлением обнаружила, что на нем надет свитер, который я связала. – Тебе понравилась эта одежда?

– Да, – как всегда, предельно лаконично. Молчаливость делает его таким загадочным, а я и так думаю о нем больше, чем следует. И хоть он проявляет ко мне поразительное внимание, мне кажется, что это не личный интерес. Идя со мной рядом, после паузы он сказал: – Завтра у тебя встреча с Королевой и Советом Старейшин.

– Я помню об этом, – согласно кивнула я.

– Ты уже выбрала, кого хочешь видеть своим опекуном?

Я обалдела. Это вопрос из разряда -  «Ты перестала пить коньяк по утрам, отвечай, да или нет?»

– Эдмунизэль, как я могла кого-то выбрать, если я не знаю из кого выбирать. Именно поэтому я предпочла бы Адаминэля, его-то я уже хорошо знаю, и мы  отлично ладим.

– Ты и дальше хочешь жить в его доме? – мне послышался недовольный рык в его голосе. –  И будешь жить в нем одна, когда он вскоре уйдет на охоту, а потом в Дозор?

– Я не поняла, в связи с чем вопрос, уважаемый лорд. Если ты думаешь, что я не справлюсь с бытом, то ты ошибаешься. Если жить в доме, когда в нем нет хозяина, неприлично, я, конечно, переселюсь в другое место, куда мне укажут, - заряжаясь его непонятным недовольством, с трудом сдерживая раздражение, ответила я.

– Я хотел знать, ты хозяйка в его доме?

– Так и надо было спросить, – проворчала я. – К чему городить такие сложности? Нет, я в доме Адаминэля гостья. Теперь, ты ответь на вопрос, – мне лучше остаться в его доме или переселиться?

Он надолго задумался, удивив меня этим. Потом ответил:

– Останься… пока.

– Хорошо, - кивнула я, довольная его ответом.

– Ты не боишься ходить одна по городу так поздно?

– Не боюсь. А что, мне угрожает опасность? – встревожилась я.

– Нет, я  постоянно приглядываю за тобой.

– Что? – теперь уже я  недовольно  зарычала. – Ты следишь за мной?! Не довернешь? Но почему?Считаешь меня опасной?!

– Нет, – снисходительно ответил он. -  Это ради твоей безопасности. У тебя же нет телохранителя, как у большинства наших женщин.

Тут я растерялась. Не знала ни о каких телохранителях. Мы уже подошли к дому, и я решила побыстрее позорно смыться и не продолжать этот бессмысленный разговор, который, по-моему, раздражал нас обоих.

– Ладно, спокойной ночи, Эдмунизэль, увидимся завтра.

– Спокойной ночи, - не стал он меня задерживать.

Утром следующего дня, когда я уже была готова выйти из дома на аудиенцию, Адаминэль, обнимая меня за талию и стараясь притянуть с себе ближе, чему я осторожно сопротивлялась, объяснил:



Алин Крас

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться