Чужая

Размер шрифта: - +

***

Ну вот, я прожила два месяца у эльфов, теперь два месяца у гномов. Завтра мы с гномами уходим к месту переправы через пролив, чтобы в день Желтого солнца быть на месте встречи с эльфами, где происходит обмен товарами. Итогом, длительных обсуждений Эдмунизэля и Повелителя, стало решение, что, теперь, такие торговые встречи будут происходить не один раз, а дважды в год.

А у меня, информации для размышлений и сравнений достаточно.

Психология и образ жизни гномов очень просты и примитивны. Скучно так прожить жизнь. Нет у них ни романтических стремлений к глубоким чувствам, ни мечты о других мирах, да что других, даже свой Мир они не стремятся узнать. Может быть, это из-за тяжелых условий жизни? Все силы направлены на выживание? Ну, ничего, в любом случае надо пытаться сделать межрасовое общение более интенсивным. И тем, и другим, следует привыкать друг к другу и осознать выгоду такой дружбы.

 Эльфы мне как-то ближе по духу, нравится их стремление к комфорту, красоте. Жизнь гораздо насыщенней впечатлениями и опасностями. Климат несравнимо лучше. И магия, которой одарил меня этот Мир, гномам не доступна, а мне  еще так  многому хотелось бы научиться с ее помощью. Мне понравилось жить в Эльфийском Лесу гораздо больше, чем в Гномьих Горах.  

Но главное, состояние Эдмунизэля. Я уже не смогу без него, и он меня одну не оставит, а я вижу, как ему тяжело у гномов. Он считает, что занимается здесь недостойной мужчины ерундой. Места себе не находит от беспокойства о своих воинах, оставшихся без командира. Переживает о судьбе своего народа. Да еще из-за меня страдает, считая, что и мне плохо у гномов из-за примитивных условий жизни и отсутствия комфорта. Но на самом деле он сильнее меня ощущает здесь свою инакость, физический и психологический дискомфорт.

Значит надо возвращаться к эльфам. Вопрос, на каких условиях? Я уверена, рядом с Эдмунизэлем мне никакое сексуальное рабство и роль инкубатора не грозят, он сумеет меня защитить. Но совершенно недопустимо чтобы кто-нибудь, в том числе и Королева, считал, что может распоряжаться моей жизнью. Ладно, послушаем, что скажут эльфы при встрече на Переправе. Эдмунизэль уверен, что там будет Пионарэль, а уж он-то точно расскажет нам всю правду.

Я взяла расческу и уселась на постель в излюбленной позе со скрещенными ногами. Надо успокоиться, а то волнения накануне ухода из гномьего поселения и постоянные мысли о том, что нас ждет, совсем меня извели, на душе непонятная маета и тоска.

 Эдмунизэль тут же  сел сзади меня и взял расческу у меня из рук:

– Позволь мне?

От его осторожных движений, приятных ощущений, я совершенно расслабилась и сквозь легкую дремоту услышала:

– …какая ты восхитительная, красивая, нежная, добрая, смелая, сильная духом, – и мысленно ответила:

 – Я тоже тебя люблю…

Эдмунизэль замер с расческой в руке, затем спросил удивленно:

– Ты что, меня слышишь?

И тут, от звука его голоса я поняла, что разговаривала с ним мысленно.

– Да, слышу, а разве так бывает? – потрясенно спросила я.

– Эльфийские Хроники утверждают, что в древности мы обладали такими умениями. По крайней мере, некоторые из нас могли вести ментальные диалоги, ментально передавать знания любому, а не только менталу. С твоим появлением, воскресают многие легенды моего народа.

– Так это же здорово! Давай будем тренироваться, чтобы можно было этим пользоваться, - с энтузиазмом предложила я.

– Конечно будем, – довольно подтвердил Эдмунизэль, целуя мою макушку.

На следующий день состоялось прощание с гномами. Мы с Эдмунизэлем зашли внутрь горы,  на Улицу, где уже толпились гномы. Со слезами на глазах и хлюпающим носом, я обнималась со всеми провожающими, втайне опасаясь за целостность своих ребер от их ответных объятий.

– Я очень вас полюбила. Безмерно ценю, что вы дали нам приют в трудный момент и были к нам добры. Надеюсь, мы будем, хоть иногда, встречаться. И помните, если понадобится наша помощь, только сумейте дать знать, и мы тут же откликнемся, – без устали твердила я всем, с кем обнималась.

Эдмунизэль, стоя чуть в стороне, согласно кивал головой, до тех пор пока не услышал слова Повелителя:

 – Ты в любой момент можешь вернуться к нам. Мы всегда с радостью примем тебя и найдем тебе выгодное дело.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я сквозь слезы признательности. – Но я надеюсь это не понадобится.

Закончив прощаться, мы вышли наружу. Красное солнце село, пора отправляться в путь. Гномы ходят по поверхности гор ночью, а днем, в самое жаркое время, спят, под низко натянутым плотным тентом. Я одета в свой неизменный боевой костюм космического десантника. Рядом Эдмунизэль. Во главе отряда гномов – Тор, сын Повелителя. Обернулась к пещере, там, в проходе, толпились провожающие. Они трижды стукнули себя в грудь кулаком и хором издали боевой клич: – «Хой! Хой! Хой!». Гномы нашего отряда дружно отозвались: – «Хой!». Мы с Эдмунизэлем в ответ низко поклонились, и весь отряд тронулся в путь.



Алин Крас

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться