"Чужая сила"

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава первая

Спешка – враг всего сущего на земле. Я это хорошо знаю, мне про это с детства твердила мама, и бабушка тоже неустанно повторяла: «Санечка, если не хочешь никуда опаздывать – учись бережно обращаться со временем. Собирайся заранее, выходи из дома с запасом». И так - изо дня в день, из года в год. Вот только так их наука впрок мне и не пошла – я все равно не научился искусству приходить куда-то вовремя. То есть – иногда мне это удается, но какой ценой! Растрепанные волосы, учащенное дыхание и красные щеки – вот результат моих забегов на короткие, средние и длинные дистанции. Как сказал мой приятель Славян, я выгляжу так, как будто только что кого-то… Ну, вы поняли.

Да кабы дело было в этом, то еще ничего, мне бы не так обидно было. Это и вспомнить приятно, особенно если женщина была очень красивая. Да шут с ними, с воспоминаниями, тут даже факт того, что красавицу вот так, на ходу, между прочим… Самооценка до небес взлетит. Проще говоря - это причина, которой можно не стыдиться. А у меня что? Поиски свежей, ну, или хотя бы не слишком мятой сорочки и попытки обнаружить в квартире местонахождение смартфона – вот типовые причины того, почему я всегда опаздываю. Это даже не следствие моей безалаберности, это просто фигня какая-то. Я даже иногда думаю – может, меня кто-то проклял?

И если уж совсем честно – на кой ляд я сдался очень красивой женщине? Кто я такой есть? Среднестатистический клерк со всеми прилагающимися к этому типу людей характерными чертами, то есть - с намечающимся от сидячей работы и сухомятки животиком, зарплатной картой, на которой постоянно нет денег и перманентно сонными глазами.

  • еще и с дурацкой привычкой везде опаздывать, а особенно на работу. И налетать за это на штрафы.

В довершение всего недавно у нас на работе турникеты установили, те, к которым личные карточки надо прикладывать. И в начале каждого месяца теперь подводится эдакий баланс – кто на сколько опоздал, кто как часто курить бегал, ну, и так далее. Начальник службы безопасности Силуянов лично все это проверяет, и в эти дни из глубин третьего этажа нашего здания, из того отсека, где «безопасники» сидят, раздается его демонический смех. Я как-то его слышал, когда к ним документы на визирование относил. Очень страшно. Серьезно. Особенно мне. А главное – безопасникам этот турникет надо как-то окупать, и, стало быть, делается это за наш счет. Штрафы – они такие штрафы и никого они не минуют.

Да и вообще мне от службы безопасности перепадает больше, чем остальным. Меня Силуянов отчего-то сильно не любит, причем этого даже не скрывает. В чем причина – мне неизвестно, но факт есть факт. Если к кому-то, вроде Пашки Винокурова из казначейства, он иногда благоволит, закрывая глаза на особо серьезные проколы, то все мои «косяки» непременно актируются и превращаются в служебные записки, которые идут на стол к руководству. Я иногда уже чихать боюсь, серьезно. А вдруг обвинят в том, что сознательно собираюсь заразить особо злобным вирусом гриппа всех-всех-всех сотрудников нашего банка. Однако – диверсия. Или даже хуже того – теракт. Накатает особо злобную «телегу» председателю правления, выведут меня во внутренний двор и, даже не дав сказать последнего слова, расстреляют. Единственный плюс в этом – попробовать перед словом «Пли» все-таки высказать этому гаду все, что я о нем думаю. Выкрикнуть: «Гад ты плешивый!», принять в грудь град пуль и красиво завалиться на бок, пятная кровью асфальт.

Тьфу, какая чушь в голову лезет сегодня. Хотя – когда о подобной ерунде размышляешь, то дыхание от быстрой ходьбы, почти бега, не так сбивается.

Итак – с самого начала, а то я опять бегу впереди паровоза. Впрочем, это моя отличительная черта – я все время спешу, даже в рассказе о себе. Меня зовут Александр Смолин, я работаю в одном из московских банков в службе финансового мониторинга. Мне двадцать четыре года, я не женат… Уже не женат. Хотя, по здравому размышлению, назвать браком шесть месяцев непрерывных скандалов, первый из которых грянул сразу после росписи, а последний завершился в аккурат после получения свидетельства о расторжении брака трудновато. Для меня самой загадка – зачем я тогда в ЗАГС направился вообще? Точнее – мы. Ведь с самого начала было понятно, что это попытка с негодными средствами. Хотя, если бы хотя бы половина мужчин смогла ответить на аналогичный вопрос, то одной извечной тайной бытия стало бы меньше.

Нет, на самом деле все было не так уж и плохо сначала. Мне иногда кажется, что если бы мы с Светкой не завершили «конфетно-букетный» период так стремительно, то все могло бы быть по-другому. Хотя - нет. Ее мама все равно приняла бы деятельное участие во всем происходящем.

Не стану скрывать – процентов на пятьдесят я виню в нашем разводе эту старую…. Леди. Думаю, вы поняли, какое слово я имел в виду, да? Там нет никакого носа крючком и седых патл под платком, напротив – Полина Олеговна очень за собой следит, тратит кучу мужниных денег на процедуры и, подозреваю, даже делала пластику. Но все равно она… Да ведьма она, чего уж.

Ладно, все. Ведь давал же себе слово забить и о Светке, и о ее мамаше. Что было – то прошло. Как там у нас в корпоративном уставе написано? «Мы команда единомышленников, уверенно смотрящая в будущее». Ну, слово «команда» следует заменить на «террариум», а так все верно. Позитив и уверенность – вот что следует излучать сотруднику преуспевающей компании. Нет-нет, тут никакой иронии, пока все так. Мы даже проверку ЦБ благополучно прошли, по нашим временам это серьезный показатель успешности.

И это бесспорно заслуга всего коллектива.



Андрей Васильев

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: